?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Previous Previous
umberto_eco1

В:.С:.В:.С:.В:.

Традиции театра и истоки масонства.

Брат В:., Д:.Л:.Феникс

        История масонства начинается в XVII веке в Англии на рубеже двух эпох - Средних веков и Нового времени. В масонстве отразились некоторые черты уходящей эпохи: интерес к тайному знанию, цеховые традиции, дух братства, символика алхимиков и строителей. С другой стороны, несомненно воздействие новой культуры, заметным явлением которой был театр. Именно театр стал неотъемлемой частью городской жизни Лондона в начале XVII века.

1. История театра.

        На протяжении Средних веков на улицах и площадях европейских городов разыгрывались мистерии - пьесы на библейские сюжеты. Местом действия средневековых мистерий была городская площадь, на которой располагались несколько повозок или беседок на специальном помосте. В постановке мистерий использовался принцип симультанности, т.е. каждая повозка или беседка представляла одну из сцен спектакля. Повозки располагались по кругу или по сторонам прямоугольника, причем, что любопытно, их ориентация по сторонам света зависела от содержания представляемых сцен. Определенным образом на такой сценической площадке располагались аллегорические фигуры или библейские герои, каждый в своей беседке, сориентированной по сторонам света. Такой принцип был использован позже в масонских ложах, где офицерские места символизирующие мудрость, красоту, силу или библейских персонажей, привязаны к определенным сторонам масонского храма.

        Мистерии (миракли) как составная часть празднеств основывались на библейских сюжетах, причем каждая гильдия несла ответственность за изображение определенного эпизода из Библии. Так, каменщики инсценировали историю возведения храма Соломона. Это дает основание полагать, что миракли являлись важным источником ритуалов, впоследствии привившихся в масонстве, придавая историческому сюжету драматическую структуру и форму.

        В XVI веке на смену мистериям приходят моралите и театр масок (комедия дель арте). Моралите - назидательная драма, которая через аллегорию пытается преподать нравственный урок. В моралите персонажами являются различные персонифицированные герои: Мудрость и Глупость, Богатство и Бедность, Милосердие, Справедливость и т.п. Темы театра масок также были абстрактными: добродетели и пороки в изысканных костюмах соперничали между собой. Аллегорические фигуры и маски сохранились в пьесах Шекспира (Буря, Зимняя сказка).

        Театральные представления вначале носили любительский характер. Постановкой мистических пьес до конца XVI века занимались корпорации и гильдии ремесленников. Они организовывали празднества, где на передвижных сценах давались спектакли на библейские темы, а в качестве исполнителей выступали сами ремесленники. Представления устраивались один раз в году, летом, в день праздника Тела Господня.

        Первые профессиональные труппы появляются в Лондоне в конце XVI века. Их представления можно было увидеть чаще всего во дворах гостиниц, окруженных галереями. Прямоугольный помост для сцены устанавливался напротив ворот. Именно внутренний двор гостиниц послужил прообразом первых театральных зданий.

        Далекие отзвуки той эпохи можно найти в масонстве. Вольные каменщики получили в наследство от Средних веков не только строительную символику, но и театральные традиции цеховых братств, корпораций и гильдий ремесленников: организация летнего празднества, постановка мистерий на библейские сюжеты, участие ремесленников в качестве исполнителей. Следует упомянуть и принцип симультанности, который сохранился в обрядах посвящения, когда кандидат странствует по масонскому храму, переходя из одного места действия к другому.

2. Лондонский театр в начале XVII века.

        Театральная жизнь Лондона в первые десятилетия XVII века была весьма насыщенной. В это время давали представления от 10 до 20 театральных групп, ставили до ста новых пьес в год. Самыми известными театрами были Глобус, Фортуна, Роза, Лебедь. В каждой труппе было 10-15 человек, причем актерами были только мужчины.

        Первым значительным поэтом и драматургом был Кристофор Марло. Его перу принадлежат пьесы «Тамерлан Великий» и «Трагическая история доктора Фауста». Обращение к прошлому, к истокам характерно и для Шекспира, который написал 10 исторических хроник и драм из истории Англии и Римской империи. Во всех пьесах Шекспира превозносится разум, обуздывающий страсти, показывается высвобождение человеческих сил, мечта о гармоничном, прекрасном человеке, который станет управлять миром. В Лондоне XVII века имели успех и произведения Бена Джонсона, среди которых «Алхимик», «Вольпоне», «Падение Сеяна».

        Английские драматурги исходили из того, что миссия театра - воспитывать публику, прививать ей этические идеалы, преподносить высокую истину. В театральной жизни той эпохи мы видим два процесса. С одной стороны - театрализация жизни, с другой - персонификация идей. В чистом виде актеры- функции встречаются только в театре масок, который существовал при дворе Джеймса I. Но и в обычном театре актер священнодействует на сцене; для него зритель - ученик, неофит, которого надо посвятить в таинство сцены.

        Театральная жизнь Лондона косвенным образом отразилась в деятельности первых масонов. Между театральным действием и обрядами вольных каменщиков видно определенное сходство. Каждый офицер масонской ложи персонифицирует какое-то понятие или функцию: Мудрость, Красота, Любовь, Закон, Память... Заседания масонской ложи происходят в форме диалога Досточтимого Мастера с офицерами ложи, у каждого из которых есть своя роль. Последовательность обрядовых действий определяется сценарием, который в свою очередь отражает философские идеи, темы нравственности, сюжеты Священного Писания и др. Есть и свои зрители и слушатели - ученики и подмастерья.

3. Пространство сцены и масонский храм.

        Сцена театра эпохи Шекспира (Глобус, Лебедь) и более позднего времени (Друри-Лейн, 1663 г.) представляла собой прямоугольный помост, который делился колоннами на две сцены - главную и среднюю. Две колонны поддерживают навес, на котором изображены знаки Зодиака. Средняя сцена ограничена боковыми крыльями с местами, которые предназначались для актеров или их друзей. Задняя часть сцены имеет три яруса; на втором ярусе располагалась галерея (верхняя сцена). Вертикальное деление сцены соответствует трехчастной модели мироздания, причем верхний ярус – небесный мир – скрыт от зрителя навесом. Место действия на сцене обозначалось условными декорациями или даже табличками. Причем декорации не менялись, а просто располагались в разных частях сцены.

Globus theatre

        Реконструкция сцены театра Глобус, где игрались пьесы Шекспира, выполнена Робертом Фладдом в Ars memoriae и приведена в книге Френсис Йейтс «Искусство памяти». На эскизе (см. рисунок) заметно выделяются две колонны – столбы, поддерживающие «небеса», служившие навесом над сценой. На «небесах» изображены 12 знаков зодиакального круга и семь сфер планет внутри них. По обе стороны от сцены располагаются комнаты джентльменов, которые потом превратились в театральные ложи. На сцену ведут пять выходов – три на нижнем уровне и два на верхнем. Таким образом, в сцене театра Глобус уже просматриваются контуры современного масонского храма: две колонны, звездное небо и три входа на сцену, которые соответствуют трем офицерским местам на Востоке – Секретаря, Досточтимого Мастера и Оратора. Трехъярусной внутренней сцене соответствует восточная часть масонского храма, которая несет основную символическую нагрузку: Дельта обозначает небесный мир, а Солнце и Луна - поднебесный мир.

        Сходство масонского храма и театральной сцены свидетельствует о заимствовании сценической формы и некоторых театральных элементов, что не случайно. Общим для этих явлений - было то, что они имели мнемонический характер и служили целям усвоения и запоминания каких-то истин. Свою форму масонский храм приобрел под влиянием первых масонов, среди которых упоминается и Роберт Фладд, автор книги «История микро- и макрокосмоса», в которой приводится изображение театра памяти. Интерьер масонского храма имеет сложную символику, но внешне напоминает как сцену лондонских театров XVII века, так и комнату памяти Роберта Фладда. В отличие от сцены комната памяти - это замкнутое пространство, где более четко обозначены низ (мозаичный пол), середина (две колонны) и верх (Зодиак). В дополнение к двум боковым колоннам в центре комнаты памяти располагаются еще три колонны - шестиугольная и две квадратных. Аналогичную структуру с тремя колоннами в центре мы видим и в масонском храме. Кроме того в театре памяти слева и справа располагаются еще два выхода, чему в масонском храме соответствуют места Первого и Второго Стражей.

4. Театральность обрядов вольных каменщиков.

        Расцвет театрального искусства в XVII веке не мог не отразиться на театральном характере масонских обрядов. Подобно тому, как действие пьесы ограничено одним днем, заседания масонской ложи длится от полудня до полуночи. Заседания масонской ложи делятся на три части - открытие, посвящение и закрытие работ, что аналогично трем действиям пьесы. Каждое место в масонском храме обозначено соответствующими символами, а офицеры имеют соответствующее облачение. Во время обряда посвящения масонский храм превращается в некое подобие первых сценических площадок, на которых располагались беседки, а действия происходили в разных частях сцены. В масонском храме система офицерских мест коррелирует со сторонами света. В таком структурно маркированном пространстве странствует кандидат, проходя через стихии: на западе он подвергается испытанию водой, на юге - воздухом, на севере - грохотом земли, на востоке - огнем. (В XVI веке в Лондоне игралась пьеса Растелла под названием «Четыре стихии».)

        Сходство масонского храма с театром видно прежде всего в оформлении, музыкальном сопровождении, движениях и сюжетах. Заседания масонской ложи являются в каком-то смысле театрализованной игрой с сакральной музыкой, жреческими одеждами, священными текстами, пышной обрядностью. Однако обряды вольных каменщиков не сводятся к театральным эффектам; заседания масонской ложи приобретают сакральный характер, напоминая мистерии древности. То же самое относится к обрядовым предметам - шпаге, молотку, посоху, линейке, циркулю, угольнику, за бутафорской условностью которых скрывается символическая реальность.

        С другой стороны, масоны привносят в свою работу элементы рациональности, выстраивая единую систему знаков, символов и идей, т.е. за внешней декоративностью скрывается глубокое внутреннее содержание, освященное традицией. Хотя, несомненно и то, что театральные принципы оказали влияние на формирование облика масонского храма и характера заседаний масонской ложи.
2 comments or Leave a comment
Прошёл патруль, стуча мечами,
Дурной монах прокрался к милой,
Над островерхими домами
Неведомое опочило.

Но, мы спокойны, мы поспорим
Со стражами Господня гнева,
И пахнет звёздами и морем
Твой плащ широкий, Женевьева*.

Ты помнишь ли, как перед нами
Встал храм, чернеющий во мраке,
Над сумрачными алтарями
Горели огненные знаки.

Торжественный, гранитокрылый,
Он охранял наш город сонный,
В нём пели молоты и пилы,
В ночи работали масоны.

Слова их скупы и случайны,
Но, взоры ясны и упрямы,
Им древние открыты тайны,
Как строить каменные храмы.

Поцеловав порог узорный,
Свершив коленопреклоненье,
Мы попросили так покорно
Тебе и мне благословенья.

Великий Мастер с нивелиром
Стоял средь грохота и гула
И прошептал: «Идите с миром,
Мы побеждаем Вельзевула».

Пока они живут на свете,
Творят закон святого сева,
Мы смело можем быть как дети,
Любить друг друга, Женевьева.

1 Святая Женевьева – покровительница Парижа.
Leave a comment
Орден франкмасонов, в наши дни известный во всех странах европейской культуры, ведет родословную от очень скромного по происхождению лондонского клуба начала XVIII века. Однако история ордена с самого момента его возникновения была покрыта таким покровом легенд и документальные сведения о нем были так скудны, что даже этот первоначальный факт его истории был установлен научной критикой не без труда: лабиринт фантастических гипотез, в котором долго терялись историки масонства, не вполне разрушен ими в сущности и до сих пор. Правда, в наше время никому не придет в голову рассказать о масонских ложах эпохи Ноева ковчега или искать зачатки масонства в мистериях древних греков, но не менее произвольные в сущности, хотя и менее фантастические с виду догадки вроде гипотезы о тождестве франкмасонов с "братьями Розового Креста" или о связи первых масонских организаций с политическими и династическими интригами Стюартов находят место в посвященных истории масонства сочинениях и сейчас.

Начало полному и систематическому изучению всех, относящихся к прошлому масонства, документов, и к окончательному освобождению масонской истории от неограниченных полетов фантазии было положено немецким историком Бегеманом и англичанином Гудом, последние труды, которых - "Краткая история франкмасонства" и "Доисторический период и начало франкмасонства в Англии" - вышли всего несколько лет тому назад.

Слово free-mason - франкмасон (свободный каменщик) перешло из английского в другие европейские языки уже после того, как оно потеряло и в Англии свой первоначальный смысл, и вопрос о его происхождении сделался темным.

До последней четверти прошлого века термин "франкмасон" противополагали обыкновенно краткому термину "масон", как обозначающий не каменщиков-рабочих (или оперативных масонов, как говорили в Англии), а каменщиков-мыслителей (спекулятивных масонов), только по имени связавших себя с соответствующим ремесленным цехом. В частности, в них видели то рыцарей Храма, скрывавшихся под маскою франкмасонов после разгрома их ордена Филиппом Красивым, то группу ученых и философов, вступивших в масонский цех, чтобы скрыть от враждебно настроенного к ним правительства свои гуманитарно-филантропические цели. Знакомство с документами показало, однако, всю ошибочность этих предположений. Предками современных франкмасонов, носившими это же имя, были, несомненно, настоящие каменщики, и добавление к названию их ремесла слова свободны и (free, frank) имело первоначально профессионально-ремесленное, а не социальное значение. Слово free-mason встречается в английских документах, начиная с последней четверти XIV века; по наиболее вероятной гипотезе, выдвинутой в 1887 году одним английским архитектором и разделяемой Бегеманом, это были известные в Англии в эпоху готического стиля sculptores lapidum liberorum (первое упоминание - в документе начала XIII века) - "каменотесы свободных камней". "Свободными" камнями (free-stones) в отличие от обыкновенных (rough-stones) называли в Англии более мягкие каменные породы, вроде мрамора и известняка, употреблявшиеся для более тонкой, барельефной работы. Путем сокращения длинного термина freestone's mason и произошло, по этой гипотезе, английское слово free-mason. В эпоху готического стиля франкмасонами называлась, во всяком случае, более искусная категория квалифицированных, как сказали бы теперь, строительных рабочих. Позднее, с упадком готического стиля, различие двух категорий каменщиков утратило практическое значение, вследствие чего исчезло представление и о точном смысле обоих терминов: уже в XIV веке цехи каменщиков называются безразлично то просто масонскими, то франкмасонскими. Но воспоминание о большей почетности длинного термина все же сохранилось: когда старинные братства каменщиков выделились в особую от цеха организацию, получившую известную популярность среди высших классов общества (XVII века), она удержала за собой название франкмасонов, предоставив цеховой организации называться просто масонами (companies of masons); полное название принял и современный масонский орден, организовавшийся в начале XVIII века по типу старинных ремесленных братств.

Связь, соединяющая современный масонский орден со старыми братствами, носит, в сущности, внешний характер, сводясь лишь к известной преемственности ритуала и терминологии. История старого масонства является не столько главой из истории ордена, сколько введением к ней: по терминологии Бегемана, старое масонство составляет его "доисторический" период.

К этому же "доисторическому периоду" можно отнести и идейных предшественников позднейших масонов - алхимиков и утопистов XVII века с их проектами всемирных союзов и планами преобразования человечества: если старые организации каменщиков были номинальными предками масонства, то истинными, духовными, предками его были именно эти представители дореволюционной европейской интеллигенции.

Началом исторического периода масонства следует считать 20-е годы XVIII столетия - эпоху возникновения так называемых "великих лож".
7 comments or Leave a comment
Masonry: The Struggle for the Soul of Europe
by Norman Lowell


At the very beginning of Man’s appearance on earth, social groupings proved better able to cope with the fight for survival in a harsh environment than the individual. Within such groupings or tribes these must have always formed further, inner circles, or secret societies. Such eclectic clans continue to exist in every culture right to the present day.

These fraternities were originally nothing more than those individuals who had proved themselves superior to the common fold. These supermen recognised each other and aggregated naturally to protect themselves from the envy and mediocrity of the herd.

The originators of fire, for example, must have kept the secret for quite some time since such knowledge, like any other innovation, gives power to the holder for as long as he manages to keep it his own.

Knowledge is power – and the quest for knowledge, and its safekeeping away from the many-too-many, is the raison d’etre of some secret societies, including Masonry.


Origins
The history of Masonry stretches back at least to the Pharaohs, probably further back to the Sumerians. In the course of centuries, Masonry was heavily influenced by the Judaic Kabala. There is a strong dose of the latter in Masonic rituals, with a curious blend of Christianity at the intermediate levels.

Scottish Masonry dates back further than British Masonry. Recently discovered tombstones in Argyle, Scotland bear unmistakable Masonic markings. These tombs belong to the Knights Templar who fled continental Europe during the Papal persecutions of 1309. They are a testimony to the far-ranging geographical spread of the cult.

In Eastern Europe -- Germany, Poland and Russia -- the Teutonic Knights were likewise Masonic. These Knights were formed by Papal decree in 1198 and escaped the persecution and torture by the Papacy and King Philip which befell the Templars. The Teutonic Knights welcomed some of the fleeing Templars who went east, rather than to Scotland. These joined the Teutonic ranks and carried on as professional fighters.

It is only natural that the Masonic Knights Templar influenced the Teutonic Knights. The vast knowledge and the rituals of the former were shared with the German Knights. These in turn became the precursors of Germanic, nationalistic Masonry.


Purpose
The original purpose of Masonry must have been the quest for the answer to the fundamental question as to the origin of the Race – the White Race. The question where did we come from? must have haunted us from time immemorial. The second query, which naturally follows the first, is what are we here for? And the third, where are we heading? completes the triangle.

All this, Masonry, as an elitist, eclectic and erudite group, has tried to answer. Apart from such fundamental questions, Masonry gradually evolved a defensive mechanism to protect what had been achieved. Every heart-rending sacrifice, every achievement which benefited the race, had to be preserved, protected.

Masonry, as any leader-group or culture-bearer would have realised, must have concluded that the preservation of the race as an intact, cohesive sub-species, is the sine-qua-non for the preservation of all knowledge hitherto acquired.

After all, the Arcane Tradition specifically teaches us as to what brought the destruction of our ancient forebears; the Lemurians. These had committed the unpardonable sin of bestiality – they had mixed with the Negroid race. This had not only brought them down, but also spawned the emergence of the other, inferior coloured races. These are today known as the ”under-developed world” and which no amount of help will ever lift from their eternal, genetically pre-determined misery.

Masonry therefore, became a two-pillar organisation. On one part it sought, discovered the hidden knowledge and on the other, acted as an inner layer, defence-mechanism for the White Man. The Broeder-bond in South Africa, which for many years protected the interest and welfare of the White minority, was a microcosm of Masonry on a world scale.

This is borne out by the simple fact that only White males are eligible to enter Masonry. In America Negroes are excluded and have formed their own lodges, which are unrecognised by White ones. Moreover, severely crippled or handicapped persons are barred from Masonry – a clear indication of the purpose of Masonry to act as guardian for the preservation of the best within the species.

Such noble aims must be the reason for Masonry’s attraction to some of the best racial types; Charles Lindbergh, General MacArthur, Henry Ford and others, including Washington. Such fascination prevails even today and most of America’s presidents like Truman, Nixon, Reagan, and Bush were all Masons. Truman was also a member of the Ku Klux Klan, testifying to the perfect compatibility between racism and Masonry.

The unmitigated disaster is that today, individuals who have the preservation and improvement of the White race at heart, continue to join Masonry in the belief that the fraternity is still faithful to its original aims. But is it?


Subverted
The battle for the control of the heart and mind of Masonry was fought and lost sometime between 1925 and 1935.

Edward VIII, the British monarch who was forced to abdicate in 1936, was a Mason who believed in true Masonry and its aims. He was an unashamed admirer of the Germans and von Ribbentrop, the German Foreign Minister, was one of his best friends. Edward was initiated into Masonry in a small Scottish village – by the village postman.

By and large the British people stood by their King in his terrible, personal dilemma. The international-manipulators however, conscious of the fact that with him on the throne there could be no war against Germany, put on the pressure through their hold on the world press and eventually forced him to abdicate. As ex-monarch he was a frequent visitor to The Hero’s berghof before the war.

As has been stated, Scottish Masonry dates back further than British Masonry and is ingrained in the Scottish culture. There are whole villages in Scotland whose every male member of qualified age is a Mason.

Scottish Masonry, unlike British Masonry, has by and large remained faithful to the original aims of the organisation. This is borne out by the ingrained and strong feeling of nationalism and sense of race-consciousness of the Scots to this very day.

There is no doubt that in the decade just before the Second World War, British and French Masonry were taken over by the international-manipulators – lock, stock and gavel.

The Protocols of the Elders of Zion, written in 1897, (in Hebrew), translated and published by Prof. Nilus in 1905, describes in detail the sinister manipulation of Masonic Lodges in preparation for the Russian revolution and the First World War.

As for the control of the press, Protocol 7 states: “The world media, with a few exceptions which can be discarded, is already entirely in our hands.” All this as a prelude to the “World Government emanating from Zion” or, in today’s language “A New World Order”.

There is no doubt that in the decade just before the Second World War, British and French Masonry were taken over by the international-manipulators. Chaim Weizmann, president of the World Jewish Congress, declared total war on Germany as early as 1933 – financial, economic and if need be, military.

The world media, by now firmly under the control of the international-manipulators, headlined Chaim’s war declaration all over the Western world. The old lies of German atrocities in Belgium during World War One, fabricated stories of babies bayoneted and barbecued, re-appeared as facts in the mass media.

By now, many of the top Masons in Britain and France were Jewish.

Instead of serving as a protector, preserver of the White race, Masonry from 1925 onwards became a hidden subversive element at the pinnacle of power within the major European Nations. It now served a diametrically opposite end; a weapon wielded by the international-manipulators to isolate National Socialism and lay the ground for the greatest fratricidal folly ever witnessed: The Second World War.

Since then English Masonry has been nothing less than a poniard held by the international-manipulators at the bared breast of the hoodwinked and noosed White man.


Germany and Scotland
Germany too has a strong Masonic tradition. Like that of Scotland it is intensely nationalistic and racialist. The Hero, contrary to the lies we are told that he persecuted Masons, was intimately connected with Ostara, the patriotic Masonry with lodges all over Germany and Austria. He knew both Guido von List and Lanz von Liebenfels, and met the great English mystic Houston Stewart Chamberlain in Bayreuth in 1923. He was also profoundly influenced by the Thule adept Dietrich Eckart.

In Mein Kampf (Hutchinson’s Original illus. Ed., page 273) he writes; “and in the freemason organisation, which had fallen completely into his hands, the Jew found a magnificent weapon which helped him achieve his ends. Government circles, as well as the higher sections of the political and commercial bourgeoisie, fell a prey to those plans though they themselves did not suspect what was happening.”

His deputy, Rudolf Hess, was a top Ostara Mason and an expert on World Masonry. He knew every single lodge in the world and kept records on them. He was in close contact with Scottish Masonry. In 1939 Hess flew all the way to Scotland in a final, desperate attempt to prevent war amongst racial cousins. He could easily have flown to Dover, Cornwall or Margate, but instead chose the hazardous, long solitary flight to the north of Scotland. His aim was to meet Scottish masons and urge them to convince the British fraternity to avert the slaughter.

Churchill, an English Lodge Mason, was by now completely under the control of the international-manipulators. In 1938 Henry Strakosch (not a Zulu) had given him one hundred and fifty thousand pounds and shares in South African gold mines in order to bail him out of his personal financial troubles. Churchill killed the Hess peace attempt. He even refused to meet him!

After the war, Rudolf Hess, a true hero of Europe, the man who could have saved millions of slaughtered Whites, languished in solitary confinement for nearly half a century – a sentence not even fit for a murderer. We were led to believe that it was the Russians who had objected to his release throughout these long years -- however, when Gorbachev assumed power, one of his first acts was to publicly call for the release of Hess. Guarda caso, the British resolutely refused and finally, Hess died mysteriously at Spandau prison during the British term of custodianship. One autopsy hurriedly concluded that he had died of strangulation with a telephone wire after jumping off a table. The second autopsy, by a foremost forensic expert, agreed that yes, death was by strangulation – but that Hess had been throttled from behind. There was no evidence of the telltale jerk produced by a fall.

Hess died just as world opinion was pressing for his release. A re-united Germany, just a year away, would surely have released him. Hess had to die – why?

Hess had to die because on his release Europeans would have been told who were the real schemers, perpetrators and victors of World War II. We would have been told that Britain knew, conclusively and without a shadow of a doubt – that it had the proof, in writing and endorsed by a former monarch - that Germany would never attack her if left alone to crush Jewish Bolshevism. We would have known that World War II was nothing more than a struggle for the soul of Europe – won by the international-manipulators.


Rosenberg
Alfred Rosenberg, the philosopher of National Socialism, whose book The Myth of the 20th Century, written in the 1920s, underpinned The Hero’s political and racial philosophy, says nothing against Masonry – not a word. This proves that top National Socialists, up to this time, viewed Masonry as a positive factor in the survival of the race.

Rosenberg states only that National Socialism will solve the problems of the volk “not through the humanism of Free Masonry, but through National Socialist political philosophy” - that is all.

Rosenberg too was an Ostara member of high rank and an expert on world Masonry and religions – including the Eastern ones. He read all the Indian sacred books – in the original language. He had intimate knowledge of the I-Ching, studied Confucius (whom he admired greatly) and also Lao Tsu. Nobody who reads his books can have any doubt as to his great erudition.

He was also the world’s first “Green,” writing about the long-term effects on the race by increasing mechanisation and even skyscrapers! He advocated the de-industrialisation of Germany, by concentrating industry in clearly defined and limited areas. He was the first to tackle the problems of pollution and its effect on future generations – this in the early 1920’s!

It is significant that the present-day Greens were founded by August Haussleiter, a veteran of the beer-hall putsch. In 1980, Rudolf Bahro, the East German dissident, discovered the positive side to Nazism and launched his idea that Europe needs an eco-dictatorship, an eco-fascism – a Green Adolf! He envisioned a Green party that would stand for the preservation of every species – including the racial preservation of the White race.


The SS
Rosenberg’s Masonic affiliation and wide knowledge of most religions influenced Himmler, the high priest of the SS. Members of this elite were simply the best fighting units during World War II. This was not through their better training or equipment, but through their ideological and spiritual underpinning.

Himmler created rituals for aspiring SS officers and had a medieval castle in the forests of Wewelsberg, Westphalia, a castle once the property of the Teutonic Knights, turned into a veritable temple for the SS.

One ritual included the burning of the clothes of twelve disciples/aspirants, as they formed a circle. The drinking of each other’s blood mixed with a potent alcoholic concoction from a common chalice followed. Then came the ‘raising’ of the young men to the upper chamber, where elderly SS officers awaited them with their new uniforms and rank.

By now The Hero was portrayed during these rituals as a Messiah, a saviour of the race – and put on a par with Christ and Mohammed. Had Germany emerged victorious from the conflict, there is little doubt that a new, nature-oriented belief, befitting and benefiting the White man, would have supplanted Christianity.

The Bond forged amongst the SS during such rituals made them formidable fighters throughout the war, amazing the Russians who greatly outnumbered the Germans on that particular front. The French are fascinated by the cult of the SS right up to this day. Books on this fighting force are published in all languages every year.

A special SS department was formed to study world Masonry and, upon the conquest of France, this unit took up as headquarters the Lodge of the Grand Orient at 18 Rue Cadet in Paris. The international conspiracy against Germany became evident from the files discovered within the Lodge.


Final Struggle
World War II was nothing more than the continuation, by military means, of the struggle for the soul of Masonry and hence, for the Soul of Europe. It was a struggle between German Masonry, with the tacit approval of Scottish Masonry on one part, against British and French Masonry, by 1930 both firmly under the control of the international-manipulators.

The struggle continues to this very day, and European patriots, new leaders, are re-kindling the embers left after that epic but premature struggle that was World War II. Anyone who travels to either Germany or Scotland cannot fail to notice the inherent nationalistic and racialist attitude of both peoples. This has been inculcated through centuries of Masonry – authentic Masonry.

In 1939, German and Scottish Masonry stood for Race, Nation, Family and Aryan order. British and French Masonry, subverted from within at the highest levels, stood for universalism, equality, multi-racialism, liberalism and Jewish chaos.

We shall soon witness another, final, life or death struggle – a last heroic attempt to wrest world control from the hands of the international-manipulators. A struggle between these two eternally opposing forces, these two irreconcilable concepts of life. A supreme struggle for the Soul of Europe.

This time, there is no doubt who will emerge victorious.


Magna Europa est Patria Nostra!

Keep healthy

Norman Lowell
IMPERIUM EUROPA
November 2003
1 comment or Leave a comment
Вопрос о влиянии масонских идей на область художественной культуры остается малоисследованным в современной научной литературе. То ли по причине полного пренебрежения ученых к этой "неортодоксальной" теме, то ли в силу недостаточности фактического материала, что во многом связано с принятым в масонских ложах правилом секретности некоторых их обрядов, а также принадлежности их членов к Тайному братству вольных каменщиков. Тем не менее известно, что масонами были архитекторы Кристофер Рен, Джон Соун, Буле, Леду, Уильям Хогарт, писатели Гете, Джонатан Свифт, Александр Поп, Конан Дойл, Киплинг, великие актеры шекспировского театра Гаррик и Ирвинг, композиторы Моцарт, Гайдн, а также Уинстон Черчилль, четырнадцать американских президентов, начиная с Джорджа Вашингтона, и многие крупнейшие деятели культуры и политики, чьи имена, согласно правилам масонства, были скрыты от современников и не дошли до потомков.

Вокруг происхождения масонства существует множество теорий и мифов. Его возникновение в Европе относят обычно к временам Средневековья, когда искусство еще не обрело самостоятельного статуса, а входило в универсальный контекст духовной культуры. Его связывают со строительством здесь огромных соборов, таких как Шартр или Контербери, воздвижение которых затягивалось на сотни лет. На их постройку съезжались тысячи строителей из разных стран, и здесь возникали объединения людей, связанных профессиональными интересами. У этих каменщиков (масонов) были свои обычаи, производственные секреты, своя иерархия, свои обряды посвящения - от ученика к подмастерью и от подмастерья к мастеру.


Возводимые ими соборы были не просто памятниками архитектуры. Это были символы Бога, Истины, Мироздания, открывающие для посвященных глубинные тайны бытия. И чтобы возводить их, эти масоны должны были обладать знаниями, позволяющими проникнуть в тайну Божественного замысла и надмирной гармонии. Наука о строительстве, архитектуре, геометрии виделась им как совокупность сакральных, эзотерических знаний, черпаемых сначала из Библии, а позже - из проникающих в Европу учений Востока, античности, Древнего Египта, Каббалы и прочих таинственных источников. На свою деятельность в пределах человеческих эти каменщики смотрели как на отражение того, что сам Бог, Творец, Великий Архитектор Вселенной осуществлял в масштабах космических, - они создавали порядок из хаоса. Но между таким практическим, как его называют, масонством и его современными формами существует как прямая связь, так и кардинальные различия.

Родиной нового масонства была Англия. Толчком для возникновения постоянных масонских лож послужил великий пожар Лондона 1666 года, уничтоживший четыре пятых деревянного города. Гигантский размах строительства по восстановлению столицы привлек сюда десятки тысяч каменщиков, объединенных в гильдии и братства и придерживающихся своих обычаев. Их организацию, символику, обряды заимствовали и положили в фундамент нового, так называемого умозрительного масонства его основатели.

Это новое масонство ориентировалось не столько на мистические учения Средневековья, сколько было связано с новым научным мировоззрением: с открытиями Галилея, Джордано Бруно, Ньютона, а говоря шире - с общим рациональным и либеральным духом эпохи Просвещения. Обычно эти первые масоны встречались в лондонских кабачках и на частных квартирах, где обсуждали масонские дела, отрабатывали ритуалы и принимали новых членов. Это были прообразы будущих масонских лож.

После основания в 1717 году Объединенной Великой Ложи Англии масонство начинает пользоваться королевским покровительством. Считается, что все английские монархи, начиная с Георга I (1714-1723) и за единственным исключением Георга V, были членами Тайного братства. В Конституции 1723 года были выработаны основные принципы, цели и ритуалы, обязательные для всех масонских лож. В 1691 году в одну из ранних лож был принят Кристофер Рен. И вполне естественно, что идеи масонства прежде всего проявили себя в архитектуре.

Строитель лондонского собора св. Павла не был архитектором по образованию. В Оксфорде, где учился Кристофер Рен, главным предметом изучения у него была медицина, но область его интересов выходила далеко за пределы анатомии и врачевания. Она включала в себя астрономию, математику, фортификацию, шлифовку линз, теологические проблемы, которые Рен надеялся решить с помощью математических расчетов. В 1681 году он становится президентом Королевского научного общества (на этом посту его сменит Исаак Ньютон). Своей славой великого архитектора Рен обязан великому лондонскому пожару.

2 сентября 1666 года загорелась булочная около Лондонского моста, ветер разнес искры на соседние деревянные постройки, и в результате более 13 тысяч домов сгорело и 200 тысяч лондонцев остались без крова. Из 109 действующих церквей 86 было разрушено или сильно повреждено, в том числе и старый кафедральный собор св. Павла. Еще не успели остыть угли на его руинах, как Рен прибыл сюда для обследования останков и приступил к созданию плана нового собора. В 1668 году началось строительство собора св. Павла по плану Рена. Рен спроектировал его в строгом, идущем от итальянского Ренессанса стиле палладианской архитектуры. Шесть сдвоенных колонн поддерживали антабемент первого этажа, над которым поднимался портик с фронтоном второго; две башни фланкировали здание по бокам, и надо всем этим на высоте 360 футов возвышался огромный купол 515 футов в диаметре. Строительство продолжалось почти сорок лет, и 20 октября 1708 года в присутствии, как говорится в семейных бумагах Рена, "посвященных масонов", то есть членов Братства вольных каменщиков, его сын, тоже Кристофер, вложил последний камень в купол собора св. Павла. Сам престарелый архитектор уже не мог подняться на такую высоту.

О творчестве Кристофера Рена существует огромная литература, однако о влиянии на него, как и на архитектуру в целом, идей масонства не говорится почти ничего. Известно, что Рен стал членом одной из масонских лож, когда ему было уже семьдесят лет. В 1710 году он занял высокий пост Мастера этой ложи и сохранял его до 1716 года. Имена его друзей и коллег по науке, составляющих вместе с Реном ядро Королевского научного общества, встречаются в списках членов масонских лож в начале XVIII века. Как архитектор и руководитель всех строительных работ, Рен не мог не быть прекрасно осведомленным об организации, ритуалах, идеях старого, "практического" масонства. В архитектурном наследии Кристофера Рена эти влияния на стиль его построек прослеживаются довольно трудно. Они проявляют себя разве что в частом употреблении им парных или сдвоенных колонн, составляющих важный элемент конструкции и декора собора св. Павла и многих других его сооружений. В сложной символике масонов парная колонна занимала едва ли не центральное место. Две колонны - Воаз и Яхин - стояли перед входом в храм Соломона, который считался ими прообразом всякой архитектуры, и символизировали активное и пассивное, мужское и женское начала. Но, может быть, эти влияния ярче всего проявили себя в самом рациональном духе реновского классицизма, порвавшем с готикой прошлого и устремленном в будущее.

Островное положение Англии, ее оторванность от общеевропейского художественного процесса сильно тормозили развитие архитектуры этой страны. Во времена Рена здесь еще превалировал дух средневековой готики, в стиле которой строились главные храмы, королевские резиденции и жилые массивы. Однако для нового поколения этот стиль представлялся варварским пережитком прошлого. "Готы и вандалы, - писал близкий друг Рена, архитектор Джон Ивлин, - разрушив греческую и римскую архитектуру, учредили на ее месте фантастическую, бессистемную манеру строительства, которую мы называем современной и готической". И новую архитектуру, считал он, следует освободить от "готического варварства".

Кристофер Рен умер через четыре года после учреждения в Лондоне Великой объединенной ложи Англии и за два до принятия Конституции, обязательной для всех масонских лож. Зафиксированная в ней идеология нового умозрительного масонства воплотилась в творчестве крупнейшего архитектора XIX века сэра Джона Соана.

Этот сын простого каменщика и сам в юности подносчик кирпичей на стройке был принят в Великую ложу уже в зрелом возрасте, но его связи с масонством начались еще в ранние годы. В молодости он вступил в респектабельный клуб архитекторов, члены которого регулярно встречались за обедом в масонской таверне, где обсуждали свои дела. Его окружение так или иначе было связано с тайным Братством вольных каменщиков. В 1828 году он спроектировал большой зал масонской ложи, который, к сожалению, не сохранился. Существует и заказанный им собственный портрет в костюме со всеми регалиями Великого мастера ложи; в нем же он был похоронен.

Для творчества архитектора принадлежность к масонству может не значить ничего, а может значить многое. В постройках Соана мы сталкиваемся с целым рядом странностей, которые трудно понять иначе как отражение идей масонства. Может быть, наиболее наглядным примером этого служит одно из главных его творений - музей в районе Далич на юге Лондона.

Снаружи здание представляет собой глухой кирпичный блок, лишенный окон и типичных для классицизма колоннад. Только две парные колонны - Боаз и Яхин - фланкируют один из его входов. Но когда оказываешься в его внутреннем пространстве, окунаешься в потоки льющегося из плафонов рассеянного света. С одной стороны, отсутствие окон здесь диктовалось самим функциональным назначением здания, специально предназначенного для хранения и показа произведений искусства. Но с другой, такая функциональная идея совпадала с основной идеей масонства: за нашим сумеречным материальным миром находится царство света, отделенное от нас непреодолимой преградой, и задача всего человечества - найти путь к этому царству. Смерть - лишь промежуточная станция на этом пути, ее не надо бояться, и она занимает большое место в масонских ритуалах и символике. И прямо в соответствии с этой идеей Соан помещает в центре интерьеров музея усыпальницу трех его основателей, увенчанную куполом, - уникальный случай в истории музейного строительства. В этот купол вставлены желтые стекла, и когда попадаешь в пространство крипты, возникает ощущение, что снаружи - раннее утро и восходит солнце или, наоборот, время идет к закату. Искусственное и природное сливаются здесь не через вид из окна или растительную бутафорию, а благодаря естественному свету. "Чары масонской символики, - пишет о Соане Хью Перман, - одушевляют его архитектуру так же, как они пропитывают музыку "Волшебной флейты" Моцарта, написанную в тот же период". Соана часто называют самым тонким и лиричным архитектором своего времени.

Соан создал собственный вариант классицизма в архитектуре. Это классицизм без колонн, портиков и внешнего декора, очень отличный от распространенного тогда в Европе.

Европейский классицизм (вернее, неоклассицизм) во многом был порожден бунтарским духом Французской революции. Его лидерами были в живописи Луи Давид, в архитектуре - Леду и Булле. И опять: идеи масонства четко прослеживаются если не у Давида, то в проектах французских архитекторов.

Уже первыми представителями нового, "умозрительного" масонства были люди, противостоящие церковному и государственному догматизму. Они не стремились создать новую религию, они просто отстаивали веротерпимость и хотели объединить представителей разных политических взглядов и вероисповеданий с общей целью: способствовать социальному прогрессу. Предреволюционная атмосфера XVIII века в Европе была благоприятной почвой для распространения масонских идей, и до сих пор неизвестно, то ли Французская революция позаимствовала у масонства лозунг "Свобода, Равенство и Братство", то ли масонство переняло его у революции.

Во Франции и Германии масонские ложи возникают как грибы после дождя.

Согласно мифологии вольных каменщиков, первым архитектором на земле и, следовательно, их прямым предшественником был строитель Ковчега библейский Ной, в которого сам Великий Архитектор Вселенной вложил знания геометрии и математики, а одним из главных символов их профессии был циркуль. Сам Исаак Ньютон посвятил целый трактат расшифровке "божественной геометрии" храма Соломона в Иерусалиме, как он описан в первой книге Царств Ветхого Завета. Симметрия, строгость, простота форм - это еще со времен Кристофера Рена стало символом веры многих архитекторов нового поколения. Крайние формы таких идей воплотились в творчестве двух архитекторов времени Французской революции - Леду и Булле. О Леду известно, что он был членом масонской ложи; о Булле таких сведений не сохранилось, но влияние на его работы масонства не вызывает сомнений. Так, его проекты памятника Ньютону представляют собой гигантский шар, окаймленный тремя рядами вечнозеленых деревьев и встроенный в строгий квадрат глухих стен (в другом проекте - в их полукружие). Ясность и простота форм неоклассицизма сочетается у Булле с мегаломанией мавзолеев императорского Рима. Проект сталелитейного завода Леду - это целый город с пирамидами литейных цехов (пирамида - один из основных масонских символов) и строгой геометрией в расположении подсобных помещений. Проекты эти так и остались на бумаге, как и многие утопические идеи всяких революций. Но от них идет прямая дорога к социальным фантазиям Ле Корбюзье и других авангардистов ХХ века.

В следующие два столетия масонство в Англии из архитектуры, где девять из десяти профессионалов были масонами, перекочевало в такие профессии, как полиция, юриспруденция, медицина, в которых преобладание масонов было очевидно. Сложнее обстояло дело с художниками. Уже в Конституции 1723 года были сформулированы основные принципы, определяющие поведение масона внутри Ложи и в личной жизни. Это: "1.Братская Любовь, что означает в том числе уважение и терпимость к мнениям других; 2. Помощь, причем не только масонам, но и другим людям; (Не отсюда ли Англия по праву часто именуется страной филантропии? - И.Г.) 3. Правда, что означает стремление самому достичь высоких моральных стандартов и тем самым влиять на других". На последнем, то есть на стремлении к личному самосовершенствованию, и основаны философия и мораль масонства, "закутанные в аллегорию и иллюстрируемые символами". При необычайно широком распространении масонства среди самых разных кругов английского общества его принципы и идеи не могли не влиять на характер искусства и на творчество конкретных мастеров. Но кто были эти мастера - члены Тайного братства вольных каменщиков?

Известно, что масоном был Уильям Хогарт (1697-1764), которого по праву называют отцом английского искусства. Почти все творчество этого мастера было посвящено обличению нравов и пороков общества с целью повышения морального уровня населения, дабы тем самым способствовать социальному прогрессу. Он обличал разврат (серии "Карьера мота" и "Карьера проститутки"), жестокость (серия "Три степени жестокости"), пьянство (гравюры "Улица джина" и "Улица пива"), жадность, своекорыстие, лживость... В своей автобиографии Хогарт писал, что "сюжеты, которые в той же степени развлекают, что и развивают ум, должны рассматриваться как наиболее общественно полезные и ставиться выше всего остального". И в личной жизни, следуя масонскому принципу помощи людям, он много энергии и денег тратил на благотворительность.

Имен других английских художников-масонов мы не знаем. Но не масонские ли идеи придавали острый привкус "викторианской" морали эстетическим теориям и политическим идеям Джона Рескина и заставили его растратить все свое немалое состояние на социальную благотворительность? Не они ли побудили Джошуа Рейнольдса приписывать хороший вкус только добродетельным людям? И еще один важный момент. Членом масонской ложи в Англии мог был мужчина (женщины сюда не допускались) любой концессии - христианства, магометанства, иудаизма, буддизма - и любых политических взглядов, но на заседаниях ложи строго запрещалось обсуждение политических вопросов. Масонство здесь четко отделяло себя от политики. И не это ли на протяжении двух веков удерживало английскую живопись от решения животрепещущих социальных проблем и сосредоточивало внимание художников на проблемах морали, повседневной жизни и загадках мироздания? За неимением фактов здесь приходится только строить догадки.

Так верили вольные каменщики, и их представления прямо совпадали с мировоззрением председателя Королевского научного общества.

Со временем места этих встреч превращались в ложи, их руководители - в Мастеров или Хранителей, а традиционные орудия каменщиков - циркуль, мастерок, молоток, фартук и пр. - стали использоваться как символы точности, мастерства, совершенства. В конце XVII века в Лондоне действовали по крайней мере четыре такие масонские ложи.

Масоны в Англии преобладали в таких профессиональных сферах, как строительство, адвокатура, полиция. Всех масонов, также и за пределами Великобритании, объединила созданная в 1717 году Великая Ложа Англии.

Англия по праву считается родиной масонства. С начала XVIII века масонство широко распространяется на Британских островах. Как пишет исследователь этого вопроса профессор Джеймс Керл: "Англичане того времени считали собор восьмым чудом света не только по его грандиозности, но и из-за сроков его воздвижения. Если строительство знаменитого собора св. Павла в Риме длилось сто двадцать лет и после Микеланджело в качестве ведущих архитекторов сменилось тринадцать человек, то св. Павел в Лондоне был построен в три раза быстрее и под руководством только одного человека".

Во время строительства собора и после его завершения Реном был построен в Лондоне целый ряд выдающихся зданий: госпиталь для ветеранов войны в Челси, Королевский приют для престарелых моряков в Гриниче и там же - здание обсерватории, новые интерьеры и постройки в комплексах королевских дворцов и т.д. Много лет он занимал важный пост королевского генерального инспектора строительства, и под его надзором проходила реконструкция Лондона. Им и его учениками была построена большая часть церквей на месте разрушенных пожаром. Он пользовался славой первого архитектора Англии. И все же на старости лет Рен горько сетовал на Карла II, который отвлек его от научных исследований и вынудил "все свое время отдавать мусорной работе". Он предпочел бы остаться врачом.

Во всем этом уже ощущалось дыхание грядущей эпохи - эпохи Просвещения с ее веротерпимостью, рационализмом, стремлением к социальным преобразованиям.



Сэр Джон Соан (1753-1837)

Как мог этот убежденный масон, одержимый идеей смерти, так повлиять на архитектуру городов нашего времени? Что за странная энергия превратила этого подносчика кирпичей на стройках в сэра Джона Соана - академика и мастера архитектуры XIX столетия, которого сейчас широко копируют и цитируют современные архитекторы, не будучи ни классицистами, ни масонами?
Хью Перман



Ответ на этот вопрос дает биография Соана. Его отец был простым каменщиком, и юный Джон начал свою карьеру как подносчик кирпичей на стройках, где работали его отец и старший брат. Он так и мог бы идти по стопам отца, если бы не талант и удача. Когда ему было пятнадцать лет, его заметил и взял в свою контору известный тогда архитектор Джордж Денс. Соан был у него чем-то вроде мальчика на побегушках, зато он получил доступ к богатой библиотеке хозяина и возможность проникнуть в секреты архитектурного ремесла. В 1771 году он становится студентом архитектуры Королевской академии, за свои проекты получает золотую медаль и стипендию, которая дает ему возможность принять участие в длительном Большом туре по Италии.

В Италии Соан не только изучает классические памятники, но и завязывает знакомство с некоторыми участниками тура - своими будущими заказчиками и покровителями, в том числе с директором Банка Англии Ричардом Бознквистом. Через него он получает заказ на строительство зданий Английского банка, в 1788 году приступает к работе и создает огромный архитектурный комплекс - этот, как его называли, "город внутри города". В ХХ веке комплекс был перестроен, и от первоначального замысла сохранился только зал банковских операций(1) с прилегающими к нему помещениями. Это целый лабиринт комнат и коридоров без окон, освещенных искусственным светом; главный зал, как в храме, увенчан куполом, сквозь который сюда проникает дневной свет, и все это похоже на торжественную церковную архитектуру.

Постройка комплекса Банка Англии принесла Соану известность. Сам русский царь Александр I, когда он в 1814 году со своей сестрой герцогиней Ольденбургской посетил Лондон, пожелал познакомиться с этой постройкой, был проведен по всем помещениям и попросил Соана показать ему предварительные рисунки. Соан принес рисунки и подарил их императору. В профессиональном отношении Соан идет от успеха к успеху. Его избирают в члены Королевской академии, где он становится профессором архитектуры, назначают на высокие посты в английской строительной администрации.

Казалось бы, сын простого каменщика, поднявшийся к самым вершинам общества, должен был только радоваться жизни. В конце своей карьеры он был возведен в рыцарское достоинство, он - отец двух сыновей, из которых мечтал сделать продолжателей своего дела. Но младший сын умер, а старший оказался лоботрясом, вымогал у семьи деньги, отказался от профессии архитектора и, став мелким журналистом, в одной из первых статей подверг критике архитектуру своего отца. Разрыв с сыном лежал тяжким бременем на душе Соана, и большую часть жизни он находился в состоянии меланхолии. Он был нетерпим к своим оппонентам, в лекциях позволял себе нападать на постройки коллег, что было не принято в академической практике и за что он был на время отстранен от преподавательской деятельности. Кажется, единственным близким ему существом была любимая собачка, после смерти которой он соорудил гробницу в своем доме с надписью: "Увы, бедная Фанни". Но меланхолия странным образом сочеталась в характере Соана с невероятной энергией, которая позволяла ему наряду с интенсивной творческой активностью составлять еще и свои коллекции произведений искусства всех времен и народов. Из своих зарубежных поездок он привозил античные статуи, египетские саркофаги, архитектурные фрагменты разных эпох.

В 1807 году Соан приобрел большой дом в центре Лондона и переделал его на свой лад. Этот типичный английский дом (сейчас в нем расположен музей Джона Соана) он разделил на две части: на жилую в верхних этажах, где расположены гостиная, столовая, спальни, и музейную - для своих коллекций. В планировке этого дома, как и в его коллекциях, как бы воплотилась масонская душа архитектора. Масонство учило, что человечество должно открыть то, что было утрачено, проникнуть в мудрость и знания ушедших цивилизаций и с их помощью найти секрет совершенства. Для этого все люди должны постараться построить Храм Человечества, где будет храниться все ценное из человеческих знаний и где возродится память об утерянном прошлом. И создается впечатление, что сам Соан построил такой храм в нижних этажах собственного дома.

Когда попадаешь сюда, оказываешься в каком-то призрачном пространстве лабиринта или катакомб. Пробираешься по узким переходам и попадаешь в помещения, где висят картины его друга Тернера и Хогарта, рисунки Пиранези, стоит подлинный саркофаг фараона Сети I; спускаешься по лесенкам - и в нижних помещениях наталкиваешься то на гробницу собачки, то еще на одну гробницу некого монаха, то на макеты античных храмов, то вдруг перед глазами открываются внутренние дворики, своего рода световые колодцы, забитые до отказа архитектурными фрагментами разных культур. Все это плюс отсутствие окон и верхний или искусственный свет создают атмосферу какой-то таинственной мистерии.

Лабиринтная усложненность пространственного решения здесь не просто плод меланхолической фантазии Соана. Лабиринт как путь человека от жизни через смерть к высшему существованию - одна из древнейших идей масонства: лабиринты были начертаны на полу таких соборов, как Реймс и Шартр, еще старыми каменщиками. Путь этот сложен, сумрачен и извилист, и человека на нем ждет множество опасностей, он должен преодолеть зло и пройти через несколько стадий добра, подобно тому какв"Волшебной флейте" Тамино, оказавшись в царстве Заратустра, проходит через три замка: Природы, Разума и Мудрости.

Масонский культ смерти как промежуточного этапа на пути человека к царству света, столь наглядно проявивший себя в планировке и оформлении его собственного дома, откладывает отпечаток на все творчество Соана. Он - автор многочисленных надгробий и памятников, прямо связанных с этим культом. Обычная христианская символика вытесняется в них масонской эмблематикой: змея, кусающая свой хвост - символ вечности, циркуль и мастерок - атрибуты Великого Архитектора Вселенной, парные колонны, да и сами геометрические формы этих надгробий - кубы, конусы, пирамиды - тоже несут в себе символические значения, придаваемое такой геометрии масонами.

От творчества Соана сохранилось немного. Его главные постройки - комплекс Английского банка, главный зал масонской ложи, интерьера английского парламента, жилые дома английской аристократии др. - были разрушены или подверглись кардинальной реконструкции. Скудость сохранившегося и необычность для его времени самого подхода к проблемам архитектуры на долгое время отодвинули творчество Соана в тень, несмотря на то, что многие его новации еще при его жизни вошли в практику архитектурного строительства: верхнее освещение Даличской галереи стало образцом при строительстве музейных зданий, ее купол копировался многими архитекторами, парные колонны перешли на фасады домов... и вплоть до курьезов: красная телефонная будка, ставшая вместе с двухэтажными автобусами неизменным атрибутом английского городского ландшафта, спроектированная в 1924 году Гилбертом Скоттом, точно повторяет одно из соановских надгробий.

Второе открытие Соана произошло только во второй половине ХХ века. Крупнейшие архитекторы эпохи постмодернизма и хайтек (архитектуры высокой технологии) - японец Арато Исаджаки, американец Луи Кан и др. - увидели в нем своего прямого предшественника. Очевидно, в силу многих специфических особенностей его стиля. Если до него архитекторы-классицисты, Кристофер Рен в том числе, облекали свои постройки в одежды греко-римских колоннад, то Соан отказался от ордерных декораций, от имитации классических форм, оставляя чистую архитектонику здания. В истории архитектуры его постройки представляют собой редкий случай - классицизм без ордера, без имитации, без декора. Конструктивная строгость экстерьеров, свободная организация внутреннего пространства - все это оказалось созвучным духу современной архитектуры. И, может быть, главное - это поэтическая одухотворенность его видения, объединяющего конструкцию, пластику, форму, свет в единое целое, это ориентация его архитектуры не только на практически-функциональноеназначение здания, но и на его вписанность в некий космический порядок мироздания и человеческой жизни. Несколько огрубляя, можно сказать, что современная архитектура пошла не по ренскому, а по соанскому пути.



* * *

Кристофер Рен

Главными принципами Кристофера Рена были внецерковность (при обязательном условии веры в Высшее Существо) и аполитичность. Конечно, любой член Ложи в своей частной и профессиональной жизни мог быть и политиком любых убеждений, и проповедником своей религии, но на масонских собраниях обсуждение вопросов веры и политики было строго запрещено. И когда французская Великая Ложа Востока в 1870-х годах отбросила в своих ритуалах всякие ссылки на Высшее Существо и начала втягиваться в политику, она была немедленно информирована, что, пока эти изменения не будут отменены, английское масонство не признает ее законной.

Уже 11 сентября он вручил его королю Карлу II. Это был план не только нового собора, но и новой столицы. Рен предлагал снести все как поврежденные, так и сохранившиеся постройки большей части средневекового Лондона и на их месте возвести новый город. Вместо стихийно сложившейся запутанной схемы узких улочек план Рена предполагал прямолинейную разбивку новых районов на четкие кварталы, отделяемые друг от друга широкими проспектами. Этот новаторский план в Англии не был осуществлен. Но через 130лет и в пяти тысячах километров от Лондона в Америке план Рена был положен в основу планировки Вашингтона и других американских городов.(2)

Математика, считал Рен, есть ключ ко всем проблемам - все сотворенное может быть выражено в числах и, по его словам, "архитектура своим существованием целиком обязана математике". И не только Рен признает бытие Великого Архитектора Вселенной. Своей задачей масоны считали работу по усовершенствованию общества, чего можно достигнуть прежде всего путем личного морального самосовершенствования. Человек, считали они, вступивший на этот путь, представляет собой дикий необработанный камень. И как прежние каменщики, шлифуя каменные глыбы, возводили из них дворцы и соборы, так масонство из обработанных человеческих блоков должно построить единый Храм Человечества или Храм Духа. А что могло служить более точной аллегорией для создания лучшего общества, чем строительство реального здания? И естественно, что влияние масонских идей прежде всего проявило себя в архитектуре. Считается, что в XVIII-XIX веках девять из десяти английских архитекторов принадлежали к Тайному братству.

Но когда он познакомился с масонством и вступил в контакт с членами братства? И тут мы вступаем в область предположений и гипотез, часто не подтверждаемых фактами.

С этого момента почти все Великие мастера ложи были герцоги, графы, принцы - будущие английские короли, и это, естественно, привлекало к масонству высшую английскую аристократию и деловые круги. Идущие отсюда пожертвования составили финансовую базу масонства, и это позволило им осуществить одну из своих главных функций - благотворительность. Масоны построили широкую сеть больниц, школ, домов для престарелых и помощи нуждающимся.



Примечания:

1. Сейчас в нем помещается музей Английского банка.

2. Известный теоретик архитектуры Александр Раппопорт считает, что реновский план перестройки Лондона - первый в Европе план постройки города на пустом месте - повлиял на планировку строящегося Санкт-Петербурга. Когда в 1698 году Петр I посетил Лондон, у него уже созревал план строительства новой северной столицы. Царь очень интересовался архитектурой. Для себя и своей свиты он снимал имение близкого друга Рена, архитектора Джона Ивлина, внимательно осматривал новые постройки, в том числе и Кристофера Рена. Возможно (хотя данных об этом не сохранилось), он встречался и с самим Реном и наверняка видел его план перестройки Лондона - первый в Европе план постройки огромного города на пустом месте.

Tags:

2 comments or Leave a comment
...

Масонство становилось притягательным вследствие того, что его корни стали своеобразным центром общения людей, занятых единственной целью реорганизовать существующий абсолютистский строй путем мирных реформ. В столичных кругах масонство состояло в своем подавляющим большинстве из людей причастных к политике; в основном из правых кадетов, которых нередко называли "мирнообновленцами" ратовавшими за мирное обновление страны. В своих воспоминаниях бывший масон Л.Н. Черман рассказывает, что в ложе числилось 16 человек, в основном кадеты, эсеры, меньшевики. Н.А. Бородин, А.А. Леонтьев, С.П. Швецов, И.И. Майко, Н.С. Чхеидзе; "Нам неоднократно внушали, что мы должны направлять через наших братьев, членов Думы, ход нашей жизни". В высших масонских властях преобладали кадеты. Этот факт служит убедительным того, что масонство не было ни религиозно-этическим, ни философским, и революционным, а чисто политическим объединением. Об этом говорит масонский идеолог Дж. Уорд [18:324]. Реальная цель этого масонства была политической. В русских ложах не играл "той воинствующей роли, какую оно играло во Франции" [3:21]. Атеисты в ложе были, но вопрос о религии их не разъединял. По мнению М.А. Осоргина "…неверующий человек ужасно любит всякие ритуалы и считает, что каждому человеку они необходимы: они дают чувствовать общность, соборность, в них играют роль всякие священные предметы, в них красота и иерархия". Главное, что связывало "братьев" свобода и братство. На достижение этих идеалов братья устремляли все свои силы. Необходимо также помнить, что в эти самые годы вопрос об отделении церкви от государства поднимали только радикалы. Либерально-настроенные люди считали этот вопрос несвоевременным. Параллельно в эти же годы (1905-1906 гг.) в России оживилась деятельность "маринистов", Папюса и Филиппа перебежчиков с Запада. Близком к мартинистам в русском обществе стояли филалеты. Свое происхождение, данное общество вело от оккультных кружков XVIII века, распространенных главным образом в Европе. Близкое отношение к мартинистам имела другая ложа "Люцифер", возникшая около 1910 года. Известно, что в нее входили некоторые поэты-символисты: Вяч. Иванов, Брюсов, Белый.

 _fcksavedurl= <A HREF="http://ad.adriver.ru/cgi-bin/click.cgi?sid=27446&bn=2&bt=1&pz=0&rnd=1754724386" TARGET="_blank"><IMG SRC="http://ad.adriver.ru/cgi-bin/rle.cgi?sid=27446&bn=2&bt=1&pz=0&rnd=1754724386" NAME="Графический объект17" ALT="-AdRiver-" ALIGN=BOTTOM WIDTH=468 HEIGHT=60 BORDER=0></A>

Ложа не внушала особого доверия у общества и вследствие этого просуществовала недолго. В это же самое время, в России стали писать о масонстве как о "сатанинском ордене". Сторонники самодержавия и духовенства изображали его разрушителем православия, "орудием сатаны" [14:30]. Причиной такому обвинению со стороны властей служило распространение различных теософических обществ, имеющих своим главным занятием оккультные науки. Вследствие того, что теософистское общество являлось официально запрещенным в обществе, а масонство по своей структуре было конспиративно, некоторые причисляли два этих общества, совершенно разных по содержанию как нечто одному целому. Теософическое общество было тесно связано с орденом "Право человека" (который некоторые причисляли к масонскому). Он был создан путем слияния мелких кружков любителей-спиритуанистов, членами его состояли такие деятели теософии, как Е.П. Блаватская, А.Безант, Ч.В. Лидбитер, Дж. Кришнамурти. Эти представители призывали "объединяться нации, партии, религии, профсоюзы, экономические, спортивные и другие общества. Все должны стремиться к единству, жить одной жизнью"[15:44]. Итак, ставилась задача духовного единства на основе некой новой универсальной религии, по которой понималась теософия. Мы видим, что ничего общего между масонскими принципами и теософской доктриной не было на самом деле. В 1907 году после выхода в свет книги Н.П. Васильева "правда, о кадетах" о масонстве все сразу заговорили. Книга сообщала сведения о члене Государственной думы Е.И. Кедрине и о том, что многие ее члены представители Думской власти были связаны с масонством. Скоро стало известны и другие сведения о том, что "пристанище" масонской ложи в Государственной Думе оказалось Вольно-экономическое общество. То, что в это общество входили люди знатные, далеко не бедные, весьма зажиточные. В декларации масонов открыто признавалось связь масонов с финансово-промышленными кругами. "В ныне переживаемый человечеством капиталистический период развития очень многое зависит от финансовых кругов, а поэтому вполне обоснована связь масонских членов с финансовой верхушкой".[9:276]. Люди без состояния входить в масонскую организацию просто не имели право. Это объясняется тем, что согласно устава масонской ложи (любой страны), все ее члены обязаны были делать взносы. Так, например, во Франции минимальный взнос равнялся 15 франкам. Вот что пишет об этом ритуале Н. Берберова: "Сбор денег проходил на каждой сессии масонов. По рядам проносился "мешок," в который клали монеты и бумажки. То, что собиралось, отсылалось в Верховный Совет, после того, как минимальная сумма отчислялась на текущие расходы" [3:82]. В том случае, если кто-то не был в состоянии платить, то ему делалась временная уступка. В случае третьего напоминания о неуплате, происходила так называемая "радиация" или исключение, попросту вычеркивание имени из списков. Радиация имела серьезные последствия для любого человека, состоявшего в масонской организации. Она уничтожала факт принадлежности человека к масонству. Именно такой же была радиация и в случае нарушения клятвы. Исключением из ложи могли быть "награждены" все, кто обладал болтливостью, строптивостью, те, кто подозревался в равнодушном отношении к тайнам масонства. Исходя из сказанного, можно добавить, что "материальный" вопрос никогда не стоял в острой форме перед масонским орденом, как в России, так и в других странах. Так в России князь Д.О. Бебутов и граф Орлов, А.А. Давыдов отдавали "братьям"


под храмы свои особняки и квартиры, а также большие материальные средства на их содержание. Число масонских лож в дореволюционные годы продолжает прогрессировать. Так 1909 год стал годом процветания трех лож: "Возрождение", "Военной ложи" и "Феникса". В 1910 году была основана "Малая медведица". В 1912 году в строжайшей тайне был создан "Верховный Совет Народов России", который контролировал деятельность всех масонских лож в России. Фактическое руководство этой ложей осуществляли Н.В. Некрасов, А.Ф. Керенский, М.И. Терещенко и др., что объясняет тесную связь указанных лиц во временном правительстве, известную общность их позиции, несмотря на принадлежность к разным политическим партиям. В 1914 году в Петрограде издана брошюра "Идеология франкмасонства", благодаря этому изданию масонство открыто заявляет о своем существовании в России. В этом издании масонами предпринимается попытка подготовить правящие круги легализовать орден. Авторами заявлялось о лояльном отношении к существующему строю. Масонство через данное издание попыталось развеять предрассудки и вместе с тем заявить о своем общественном влиянии. В декларации масонства говорилось ко всему прочему, что "Франкмасонство это сильное течение и границ ему нет. Здесь встречаются люди всех религий, и в настоящее время оно проникает и в Россию" [6:370]. Власть представлялась им в конституционно-ограниченной форме монарха и, в общем, все принципы излагались на знакомом языке кадетов. В 1915-1916 гг. открылась несколько новых лож в т.ч. "Думская ложа". В это же самое время Верховный Совет Народов России поручает всем Мастерам на территории Российской империи составить список будущего правительства [3:31]. Итак, мы еще раз убеждаемся в том, что масонство в России главным образом было охвачено политическими интересами в силу того, что превалирующая ее часть состояла из членов различных политических партий, в основном из кадетов. Программа этой партии состояла в изменении в России существующего строя путем проведения демократических реформ. Кадеты были против революции, полагая, что любое "обновление должно быть мирным" [3:25]. Итак, в обеих столицах члены Думы: профессора, дипломаты, члены Военно-промышленного комитета, члены Земского и Городского союза, адвокаты, военный, земцы, "общественники" созывали друг друга (в основном все состояли в масонских ложах). Списки тех, кто в будущем будет управлять страной, были уже готовы. Все было известно. В список входили известнейшие и влиятельнейшие люди страны: И.И. Дмитрюков, П.Н. Игнатьев, граф П.А. Гейден. Н. Берберова представляет целый список мест различных организаций, где "выдвинутые лица" (вышепредставленные) всегда могут найти поддержку, получить помощь. Такими своеобразными обществами были: § Французское посольство в Петербурге; § Государственная дума; § Прогрессивный блок; § Союз Освобождения (до 1905 г.); § Партии кадетов, октябристов, трудовиков (народные социалисты); § Рабочая группа при Военно-промышленном комитете. Идею военного заговора лелеял А. Гучков. Октябрист, родом из купеческой семьи, он имел за плечами довольно сложную биографию. Перечислим ее вкратце: в молодости он воевал против англичан; вернувшись на родину, стал директором Московского банка; вошел в Государственную думу. Став председателем III Городской думы, неоднократно встречался с царем Николаем II, и докладывал ему о результатах своей деятельности. К 1915-1916 гг. после неудач на фронте, Гучков пригласил в "Военную ложу" генералов Алексеева, Рузского,

 _fcksavedurl= <A HREF="http://ad.adriver.ru/cgi-bin/click.cgi?sid=27446&bn=2&bt=1&pz=0&rnd=1754724386" TARGET="_blank"><IMG SRC="http://ad.adriver.ru/cgi-bin/rle.cgi?sid=27446&bn=2&bt=1&pz=0&rnd=1754724386" NAME="Графический объект18" ALT="-AdRiver-" ALIGN=BOTTOM WIDTH=468 HEIGHT=60 BORDER=0></A>

Крымова. В их намерения входило убрать Распутина и заставить царя отречься от престола. А возвести его брата Михаила. 1917 год стал для русских масонов апогеем их деятельности. Планы менялись ими один за другим. Одновременно, в Петербурге и Москве, руководящие члены "Верховного Совета" обсуждали планы свержения автократии и замены ее более эффективным правительством, которое как полагали в Париже и в Лондоне способствовало более активному участию России в войне против Германии. В то же самое время остановить революционное брожение в стране, которое угрожало развиться в революцию, не было никакой возможности. Так, как отмечает Н. Берберова в Петербурге "…на собраниях в квартире Горького, Орлова, Давыдова и других членов масонства возникает "морской план" дворцового переворота. В Москве масоны собирались у П.П. Ряпушинского, кусковой, Коноваловой" [3:41-43]. Тем временем в феврале 1917 года свергнута династия Романовых, происходит буржуазно-демократическая революция. После революции по всей стране возникают Советы рабочих. Солдатских и крестьянских депутатов. Между тем. Масонская организация стремилась воспользоваться "временной" неразберихой в стране. Создается Временное правительство. Несмотря на чрезвычайную активность масонских членов, ордену удается избежать повсеместного разглашения о своей причастности к чему-либо. В 1917 году " Общество оставалось даже более засекреченным, чем до революции. Так среди 10 членов Временного правительства, 9 были масонами" [6:260]. Единственным, кто не входил в ряды "братьев" был П. Милюков, бывший лидер партии кадетов, первый министр иностранных дел во Временном правительстве. Более трезво оценивая события в ходе Февральской революции, Милюков обстоятельно и честно описал "истинную картину положения дел" в своих мемуарах, изданных в 1955 году в Нью-Йорке. Отмечая ведущую роль Керенского, Некрасова, Терещенко и Коновалова во Временном правительстве, что "…помимо всех своих существенных различий в характере, политической роли или в прошлых событиях, было нечто такое, что объединяло эту "четверку". Под эти "нечто" подразумевались взаимные обстоятельства, исходящие из одного и того же источника" [11:332]. Несколько позже станет всем ясно, что "взаимные обстоятельства" о которых говорил Милюков, так или иначе, относились к коллективному обязательству масонов, объединенных в "Верховный Совет Народов России". Их клятвой было: "Хранить верность Великому Востоку Франции и ни при каких обстоятельства не бросать союзников…" [3:35]. Вот почему Керенский и его сподвижники дрались до последнего. Керенский, Терещенко оставались верными своей клятве до конца. И уже тогда, когда все рухнуло октябрь победил и большевики взяли власть в свои руки, "уцелевшая верхушка" подалась кто куда: одни на Север, другие на Юг, третьи на Восток. Все же надеясь вновь возвратиться с войсками и расправиться с социалистической революцией во главе с Лениным. После установления Советской власти, русское масонство было вынуждено покинуть Родину. Дальнейшая жизнь остатков "Верховного Совета Народов России", протекавшая в эмиграции, заслуживает меньшего внимания. Русское масонство начала ХХ века имело грандиозную деятельность в России, однако оно не успело завоевать себе место в мировом масонстве. После 20х - годов, в изгнании, уже значительной роли русское масонство не имело. Тем не менее, оно старалось выжить, хотя это было очень трудно. Находясь в зависимости от французского масонства у русских представителей, конечно, был шанс


уцелеть, но вместе с тем, последнее решение оставалось не за русскими, от того страдала "русская гордость" [3:86]. Из всего вышесказанного, мы видим, что Синайские скрижали, 12 священных заповедей "братьев" оказались в России к. XIX-н. ХХ века ни к чему. Вместе с ними и все загадочные планы, и секретные договоры заговоры мировых достопочтимых и Премудрых Мастеров в парламентах, на биржах, в профсоюзах, в генеральных штабах и на троне. Даже сам миф о мировом могуществе исчез в никуда. С эти соглашается и О.Ф. Соловьев, который высказывает свое убеждение "…история масонства в России на протяжении длительного периода времени не свидетельствует о его значимости". Они не смогли довести дело до конца, тем самым, потеряв самое дорогое, что у них было: Россию, Ложу, Будущее.

Во главе мирового масонства стоял Всемирный Масонский Верховный Совет, состоявший из Достопочтимых и Премудрых. В этом Совете русским не было разрешено иметь свое собственное место. Русские масоны входили в него вместе с Французской делегацией. Вследствие этой зависимости, все свои решения русские масоны должны были координировать с французскими. Согласно мнению Н. Берберовой, Всемирный Верховный Совет влиял в разные годы с различной силой в странах республиканских, менее сильно в странах, где правили монархи, конституционные и самодержавные". Если до 1914 - 1915 гг. в России можно было кое-что сделать, то в эмиграции можно было влиять друг на друга. Влиять на Ленина, а затем и на Сталина никому не приходило в голову. 50% масонов Ленин ликвидировал в первые годы после революции, часть была отпущена на Запад, а остальные были прикончены Сталиным в Процессах. Задача масонства влиять на внешнюю и внутреннюю политическую жизнь мира русскими масонами никогда не могла быть осуществлена

Заключение Основная цель, преследуемая мною в работе состоит в демифологизации масонства, т.е. в попытке освободить масонство от некоего ореола мифа, легенды, которым оно предстоит во многих литературных источниках. История масонства до сих пор составляет специальный и очень сложный предмет исследования, в силу того, что мало что сохранилось из на самом деле достоверных источников. В общем своем виде, литература о масонстве представляет вымышленные факты, зачастую "отсебятину", в которую приходится верить, так как другого ничего нет. Очень много критики было вылито на голову "бедных" масонов. В чем их только не обвиняли! Их деятельности приписывали все смертные грехи какие только существовали на свете. Такая позиция критики исходит из того, что "масонство как тайное общество, имело конспиративный характер. А все тайное, скрытое от глаз людей всегда было пугающим. Масонство не могло держаться открыто "на людях", быть общественным достоянием в силу тех клятв, которые они давали при вступлении в ложу, в силу тех ценностей, которыми масоны дорожили и которые потеряли бы смысл при своем рассекречивании и оглашении. Некоторые заявляют, что ритуалы, обрядность и многообразие степеней все это представляет наивную атрибутику масонской жизни. Вопрос внешней стороны масонства служил поводом для усилий общественности, тех кто по слухам представлял в уме всю церемонию проведения масонских сессий. По моему мнению, те кто судит о масонстве "не зная" его, не бывая и не состоя в нем, не знают вследствие этого и истинного содержания их учения. Все критики своего рода обыватели. Они зачастую задают один и тот же вопрос: "Как могли умные и чуткие люди, люди духовного горения и стремления

 _fcksavedurl= <A HREF="http://ad.adriver.ru/cgi-bin/click.cgi?sid=27446&bn=2&bt=1&pz=0&rnd=1754724386" TARGET="_blank"><IMG SRC="http://ad.adriver.ru/cgi-bin/rle.cgi?sid=27446&bn=2&bt=1&pz=0&rnd=1754724386" NAME="Графический объект19" ALT="-AdRiver-" ALIGN=BOTTOM WIDTH=468 HEIGHT=60 BORDER=0></A>

ввысь видеть в масонстве что-то глубокое, оригинальное и прекрасное. Как могло подобное учение совершенно бесконкурентно господствовать над умами в течение ряда столетий, быть решающим фактором духовной жизни людей".[Платонов] Ответить на этот вопрос можно. Если рассматривать масонство на протяжении всего его исторического развития, то становится ясным одно: масонство всегда было неким центром сплочения выдающихся по разным заслугам людей. Это была некая "завуалированная" форма общественного сознания, сознание которое вне масонов имело разобщенный и единичный характер. Если взять саму идею масонства, то, что на самом деле привлекало людей, по моему мнению, оно действительно является таковым: привлекательным и даже красивым. А что же может быть "некрасивого" в тех античных мифах, которыми масоны дорожат, в которых собраны персонажи, достигшие божественной силы путем собственного совершенствования. Что может быть "нехорошего" в масонской теории, которая выдвигает разум человеческий "как меру всего сущего". Которая создает религию гуманизма и внерелигиозную мораль. Устанавливает принципы всеобщей морали, одинаково приемлемой для всех народов и во всех условиях. Которая зовет к объединению людей без различий в национальности, религии и культуре. Провозглашает конечный идеал всех устремлений царство любви и истины. То, что масонство выработало новое учение, непохожее ни на какие другие мировые конфессии. Учение, вобравшее в себя все наследие античности, в котором открывается мудрость прошлых лет. Мудрость, которая раскрывается путем масонских символов, которая неким зашифрована в них. Так, неизвестная история масонства и масонские утерянные ритуалы могли быть раскрыты в символизме и криптограммах средневековья. Известный исследователь средневековья М. Холл свидетельствует нам, что немногие символы масонства идентифицированы. Многие из них до сих пор зашифрованы путем иероглифического алфавита. Другие легенды, касаемые роли масонства в обществе относятся к тем, которые за каждым революционным шагом либо национально-освободительным движением или бунтом видят масонов как главных их участников. Первые из таких лжеписаний появились во времена папских булл, клеймивших масонов как представителей темных сил. Следует еще раз упомянуть о роли масонства в 19-20 в. В буржуазной революции во Франции оно выполняло значительную роль. В масонские ряды входили "властители дум", которые расшатывали устои феодализма, критиковали религиозный догматизм, высвобождали общественное мнение, чтобы утвердить ее на новых, прогрессивных в то время позициях. Вольтер, Дидро, Руссо, "энциклопедисты", вожди "Французского братства" закладывали фундамент общества, основанного на капиталистической собственности. В том, что касается истории России, образ масона-врага всегда стоял в советской литературе прошлых лет. В масонах видели заговорщиков. Духовенство связывало с ними создание тайных кружков, как например теософическое общество или сатанинские секты. Представители белой эмиграции валили все беды России на масонов, особенно свержение абсолютной монархии. Царская полиция обвиняла революционеров, изображая их марионетками масонских заговорщиков. Здесь следует сослаться на мнение Н. Берберовой, которая является свидетелем и непосредственным участником исторических событий. В своей книге "Люди и ложи" она говорит о большой роли масонских одеонов в истории России, в том числе в ее революционном движении. В частности влияние масонства на события связанные с Февральской


революцией. Но что касается самих масонов, то по мнению Н. Берберовой они желали мирного обновления России, путем ее эволюционного преобразования. Масонство 20 в. в нашей стране было более политически окрашено, чем в других странах Запада, вследствие отсутствия гражданского общества в России. Да, с масонами связано немало легенд. Одни из них создали сами масоны, думается для возвеличивания собственных традиций, в простой попытке сохранить свое учение, выжить. И если кто-то утверждает, что "да масоны участвовали в каком-то темном событии, то это вовсе не означает, что это событие вызвано ими и что они играли в нем определенную роль. Сводить все разнообразие социально-экономических, политических факторов к действию хотя бы одного влиятельного тайного общества это значит исказить историческую правду. В своей работе я постаралась избежать критических оценок и выводов, а придерживалась объективной стороны дела.

Литература 1. Бакунина Т.В. Русские масоны, М.,1990. 2. Бегун А.П..Франкмасонство, Витебск, 1984. 3. Береброва Н., Люди и Ложи, М.: "Прогресс". 4. Всемирная история, Т.II,IV. 5. Даль В., Толковый словарь русского языка, М.,1955.,Т.II. 6. Замойский Л., За фасадом масонского храма, М., 1990. 7. Иванов В., Православный мир и масонство, М., 1993. 8. Косицкий А.В., Масоны, М., 1938. 9. Марамарко М., Масонство в прошлом и настоящем, М.: "Прогресс", 1990. 10. Масонство под ред. Т.Соколовской, СПб., 1914. 11. Милюков П., Воспоминания 1859-1917 гг., Нью-Йорк, Т.2. 12. Нис Э. Основные черты современного масонства. 13. Новиков Р.Д., Масоны и русская культура, М., 1996. 14. Платонов О.А., терновый венец России, М., 1996. 15. Серков А.И., История русского масонства, 1997. 16. Советский Энциклопедический словарь. 17. Толковый сорварь под ред Ушакова, М., 1938. 18. Уорд Дж., Толкование высших степеней в масонском ордене 19. Холл М.П., Интерпретация секретных учений, Начальник, 1997., Т.III

Приложения Приложение 1. Пифагор родился между 600 и 590 гг. до Рождества Христова и жил около 100 лет. Учение Пифагора говорит о том, что он был превосходно знаком с содержанием восточных и западных экзотических школ. Пифагор был инициирован в египетские, вавилонские, халдейские Мистерии. После возвращения из своих странствий Пифагор основал школу или как говорят университет в Кротоне, дорийской колонии Южной Италии. Он собрал вокруг себя небольшую группу преданных учеников, которых посвятил в глубокую мудрость, ему открытую, а также в основы оккультной математики, музыки, астрономии, которые рассматривались им как треугольное основание для всех искусств и наук. Изучение геометрии, музыки и астрономии считалось существенным для понимания Бога , или природы. Богом Пифагора была Монада, или Единое, которое есть все. Он описывал Бога как Верховный ум, рассредоточенный по всем частям Вселенной, как причину всех вещей, разум всех вещей и силу всех вещей. Пифагор определял знания как плоды умственного накопления. Главным путем для достижения ума было наблюдение. Мудрость есть понимание источника, причина всех вещей, и она может быть достигнута только поднятием интеллекта до той точки, где он интуитивно осознает невидимые проявления. Окончательным источником, который должен быть постигнут мудростью, была Монада, таинственный вечный атом пифагорийцев. (Холл Т., стр.220.) Фрэнк Хиггенс масонский идеолог дает следующую сводку масонских доктрин: "Учение Пифагора имеет огромную важность для масонов, потому что оно было результатом его контактов

 _fcksavedurl= <A HREF="http://ad.adriver.ru/cgi-bin/click.cgi?sid=27446&bn=2&bt=1&pz=0&rnd=1754724386" TARGET="_blank"><IMG SRC="http://ad.adriver.ru/cgi-bin/rle.cgi?sid=27446&bn=2&bt=1&pz=0&rnd=1754724386" NAME="Графический объект20" ALT="-AdRiver-" ALIGN=BOTTOM WIDTH=468 HEIGHT=60 BORDER=0></A>

с ведущими философами всего цивилизованного мира того времени и представляло то, в чем они все были согласны. Таким образом, аргументы Пифагора в защиту чистого монотеизма является достаточным свидетельством того, что единство Бога было высшим секретом всех древних инициаций. Философская школа Пифагора была в известной мере также серией инициаций, поскольку он заставлял учеников проходить через различные ступени и никогда не вступал с ними в личный контакт, пока они не достигали определенной степени совершенства. Степеней было три. Во-первых, это касалось "Математики" его ученикам вменялось знание математики и геометрии, которое было и тогда и могло быть сейчас, если бы масонство было должным образом внедрено, основанием, на котором воздвигалось все здание. Во-вторых, это касалось "Теории", которая имело дело с искусными предложениями точных наук. Наконец, речь шла о степени "Избранности", которая присваивалась кандидату тогда, когда он постигал свет полного просвещения. Ученики пифагоровской школы разделялись на "экзотериков" или учеников внешних степеней и "эзотериков", тех, кто проходил третью степень инициации и был допускаем к секретной мудрости".

Приложение 2 Соломон, персонификация универсальной мудрости. Попытаемся уяснить в данном разделе каким интересам служит имя Соломона и какое значение оно представляет для Масонства. Итак, имя Соломон может быть разделено на части СОЛ-ОМ-ОН, которые символизируют свет, славу и истину как вместе, так и раздельно соответственно. Согласно древним учениям, Соломон был посвященным (инициированным) в школы Мистерии и храм, который им возводился был на самом деле домом инициации, в котором была масса языческих, философских и фаллических эмблем. Увенчанные пальмовыми ветвями колонны, гранаты, столпы перед воротами, устройство помещений, а также драпировка все эти признаки указывают на то, что храм Соломона был сделан по подобию таких же храмов в Египте и Атлантиде. Согласно учению Мистерий, есть три Храма Соломона, точно так же, как есть три Великих Мастера. Первый храм это Великий Дом Вселенной, посреди которого помещено солнце (СОЛ), восседающее на золотом троне. Двенадцать знаков Зодиака являются его сотоварищами, ремесленниками, которые собрались вокруг своего блистательного повелителя. Три света звездный, солнечный и лунный освещают этот Космический Храм. Сопровождаемый шлейфом из планет, лун и астероидов, этот Божественный Царь (Соломон), с чьей славой не может сравниться ни один из земных монархов, торжественно шествует по пространству. В то время как Хирам представляет активный физический свет солнца, Соломон означает его невидимую, но всемогущую духовную и интеллектуальную лучезарность. Вторым символическим храмом является человеческое тело Малый Дом, сделанный по образу Большого Универсального Дома. Здесь приводятся слова апостола Павла: "Знаете ли вы, что вы есть Храм Господень и что Божий Дух обитает в вас?" Таким образом Масонство внутри храма из камня не может быть спекулятивным, но масонство внутри живого Храма тела являться оперативным. Третьим символическим храмом является Душевный Дом (Soular House), не видимая структура, вместилище высшей Масонской мудрости. Тайна этого неосязаемого строения скрыта под аллегорией Soma Psuchicon или сине золотой одежды (в масонстве). Душа, сконструированная из невидимой огненной субстанции, пылающего золотом металла, отливается Мастером Рабочим в форму из глины (физическое тело) и называется купелью. Храм человеческой души


построен тремя Мастерами Масонами (Каменщиками), персонифицирующими Любовь, Мудрость и Служение. Этот храм, будучи возведенным по (согласию) Закону Жизни, является обиталищем духа Божьего. Душевный (Soular) Храм есть истинный Вечный Дом, и тот, кто может его воздвигнуть или отпить, является подлинным Мастером Масоном. Масонство является результатом и доказательством этого.

Приложение 3 Устройство храма зиждется на принципах симметрии, которые должны тщательно соблюдаться архитектором. Они обусловлены пропорцией в бхблпгйб. Пропорция есть соответствие между частями и целым. Отсюда получаются принципы симметрии. Без симметрии и пропорции не может быть принципов устройства храма, то есть, если нет точного соотношения между его частями, каковое существует в хорошо слаженном человеке. Потому что человеческое тело сформировано Природой, что лицо от нижних корней волос надо лбом до подбородка занимает десятую часть всего его роста. То же самое для кисти от запястья до кончика среднего пальца, для головы от макушки до подбородка восьмую часть, для шеи и плеч от верха груди до низших корней волос шестую часть, от середины груди и до макушки четвертую. Если рассмотреть размер лица, расстояние от нижней части скулы до ноздрей равно расстоянию от последней точки до линии между бровей. Отсюда до нижних корней волос треть длины всего лица, включая лоб. Длина стопы шестая часть высоты тела, длина предплечья одна четвертая, ширина груди тоже одна четвертая. Другие члены тоже имеют свои симметричные пропорции, которые использовались знаменитыми художниками и скульпторами античности. Сооружения Дионисийскими Строителями здания были и в самом деле "проповедями в камне". Даже непосвященные, которые не были способны полностью оценить космические принципы, заложенные в этих произведениях человеческого гения и мастерства, переполнялись чувством величия и симметрии, возникавшим из совершеннейшего соотношения между колоннами, сводами, арками и куполами. Варьируя размеры, материалы, расположение украшений и цвета, строители преследовали цель вызвать в наблюдателе определенную умственную или эмоциональную реакцию. Витрувий, например, описывает расположение бронзовых ваз в комнате, которое приводило к определенному изменению в тоне и звучании человеческого голоса. Подобным же образом каждая комната, через которую проходил посвященный в Мистерии, имела свою акустику. Так в одном зале голос жреца усиливался до такой степени, что казалась вибрирующей вся комната. В другом помещении голос утихал и смягчался так, что звучал, как серебряный колокольчик. В некоторых подземных переходах кандидат как будто лишался голоса, потому что, несмотря на то, что он почти кричал, до него доносился едва ли не шепот собственного голоса. Однако, пройдя несколько шагов, он обнаруживал, что самый тихий его вздох превращается в рев.

Tags:

Leave a comment
...

Итак, первоначальный период существования масонства в России характеризуется в общем отсутствием какой бы то ни было национальной окраски: это была лишь мода, притом сравнительно мало распространенная, «игрушка для праздных умов», по выражению Елагина, и лишь в самом конце этого периода замечаются признаки некоторой связи между масонством и смутно поджимающимися в лучшей части общества идеалистическими потребностями. Эти признаки показывают нам возможность скорого наступления того момента, когда положительное содержание масонского учения сделается доступным и близким для русских людей, оказывая им серьезную поддержку в их неясных стремлениях к построению впервые в России цельного общественного миросозерцания. 3.3. Второй период (176201781 гг.): первая половина \царствования императрицы Екатерины II (масонство нравоучительное) Кратковременное царствование Петра III, хотя и было весьма благоприятным для распространения масонства, не могло еще, однако дать надлежащей почвы для широкого развития масонских идей в русском обществе. Новый император, благоговевший перед Фридрихом, в подражание последнему оказывал явное покровительство «вольному каменщичеству»: он даже подарил дом ложе «Постоянства» в Петербурге, по преданию, сам руководил масонскими работами в Ораниенбауме. Но это обстоятельство не способствовало широкому распространению ордена, т.е. для этого не было еще самого важного и необходимого условия не было еще русской интеллигенции, объединенной общими духовными интересами, которые едва только намечались в конце предшествующего царствования и были еще лишены более или менее серьезного образовательного фундамента. Мощным толчком к развитию интеллигентной мысли послужило начало царствования Императрицы Екатерины II. Русская общественная мысль в Екатерининское время значительно быстрее двинулось в перед по пути естественного примирения безыскусственного религиозного идеализма Московской Руси с новыми веяниями просветительной эпохи, нашедший себе отзвук в реформированной России. Это примирение легко могло найти для себя точку опоры на почве увлечения религиозно-нравственным содержанием масонского учения, и мы видели уже кое-какие признаки этой возможности еще в конце предыдущего царствования. Но вместе с тем развитие ордена «вольных каменщиков» шло у нас медленно: масонству недоставало прочной организации, т.к. не было тогда и не могло еще быть среди русских людей энергичных фанатиков масонской идеи, которые использовали бы ее сообразно с пробудившими я потребностями национального сознания: сами потребности были еще в зародыше. Вот почему будущие столпы русского масонства, вроде Елагина, не видели и могли видеть тогда в учении ордена ничего притягательного. Для того, чтобы масонство получило широкое распространение, чтобы оно могло сделаться тем русским общественным движением, каким мы увидели его впоследствии, прежде всего нужен был факт образования первой русской интеллигенции, а для этого будущим ее представителям предстоял еще серьезный подготовительный искус, им пришлось еще пережить глубокое внутренне потрясение, испытать ужасное состояние душевного раздвоения и страданий от утраты былой душевной цельности: только тогда они вновь обратятся к забытому масонству, чтобы в учении ордена найти спасение от терзавших их сомнений и душевных мук. Этим искусом было для русского общества насажденное руками посвященной императрицы с необычайной быстротой охватившее широкие

 _fcksavedurl= <A HREF="http://ad.adriver.ru/cgi-bin/click.cgi?sid=27446&bn=2&bt=1&pz=0&rnd=1754724386" TARGET="_blank"><IMG SRC="http://ad.adriver.ru/cgi-bin/rle.cgi?sid=27446&bn=2&bt=1&pz=0&rnd=1754724386" NAME="Графический объект13" ALT="-AdRiver-" ALIGN=BOTTOM WIDTH=468 HEIGHT=60 BORDER=0></A>

общественные круги. Как направление скептическое, вольтерианство не могло быть в это время пробуждающейся русской мысли. Она только еще начинала жить и тем самым не могла направиться сразу по пути разрушительного отрицания. Поэтому вольтерианство XVIII века, неожиданно прервавшего естественный ход общественной мысли, было только легко привившейся модой. Это было, хотя и поверхностным, но тревожным явлением, которое способствовало широкому общественному развращению. Глубокое сознание общественной опасности и необходимости серьезной борьбы с тлетворным влиянием «вольтерианства» и послужило той почвой, которая породила первые кружки русской интеллигенции, а роль главного ее орудия в этой борьбе сыграло масонство. Вот с этого момента масонство в России становится русским масо7ством, несмотря на его иноземное происхождение и на иноземные формы. Даже содержание его было чужим, но оно было согрето русским духом проснувшегося национального самосознания и поэтому может быть по всей справедливости названо первым идеалистическим течением русской общественной мысли. В этом, кажется мне, и заключается огромная важность нашего масонского движения в XVIII веке. В течение почти десяти лет от начала нового царствования, масонство развивается сравнительно медленно, хотя и заметны кое-какие признаки стремления к более прочной организации ордена путем сношений с Германией: так, основанная в 1762 г. ложа «Счастливого Согласия» получил признание и покровительство со стороны берлинской ложи. В это время почти везде проникли в Европу так называемые «высшие степени», и это движение немедленно отразилось в России. Непосредственно после водворения в Германии тамплиерства, немецкая ее форма под именем «Строгого наблюдения», была введена и в Петербурге. Высшие степени этой системы, с их рыцарскими одеяниями и украшениями, пользовались среди русского дворянства большим успехом. Но среди лучшей части русской интеллигенции «Строгое наблюдение» вызывало отрицательное отношение. Поэтому ложи, принадлежащие к тамплиерской системе, нередко вырождались в «шумные празднества». Настоящая история масонства в России начинается лишь в 70-х годах, когда одновременно возникают у нас две масонские системы, пользующиеся огромным успехом. Ложи этих систем так называемых Елагинской и Циннендорфской (шведско-берлинской) работали в это время в первых трех степенях «иоановского» или «символического» масонства, преследовавшего цели религиозно-нравственного воспитания человека. Русские масоны работали над очищением от пороков греховного человека. Такая масонская мораль оказала благотворное влияние на общество, служа в то же время реакцией против модных течений западноевропейской скептической мысли. Главная роль в этот период русского масонства принадлежит известному И.П. Елагину, благодаря которому в русском масонстве снова начало преобладать английское влияние. Но скоро «обществу Елагинской системы» пришлось встретиться и вступить в борьбу с проникшей в Россию новой формой немецкого масонства, с так называемой Циннендорфской или точнее и правильнее, шведско-берлинской системой. Таким образом, в начале семидесятых годов в России сразу появляются две прочных масонских организации, которые немедленно вступают между собой в борьбу за преобладающее влияние в стране. Это соперничество сразу оказалось для одной из сторон немецкой совершенно непосильной. Поэтому немецкой ложе ничего не оставалось делать, как обратиться к Елагину. А т.к. отношение братьев Елагинского общества к масонству


не было достаточно серьезным, то Елагин легко поддался убеждениям Рейхеля, главы немецкой ложи, соблазнившись обещаниями последнего снабдить его истинными актами, в которых так нуждался Елагин для своих работ и которых страстно жаждало его масонское сердце. Как бы то ни было, но Рейхель блестяще выполнил свой план: 3 сентября 1776 года состоялось соединение Рейхелевских и Елагинских лож, причем Елагин отказался от английской системы и дал обещание ввести в своих ложах работы по шведско-берлинской системе. Рейхелю казалось, что в Россию. Снова возвращается счастливый век Астреи, но его надеждам не суждено было сбыться, и главенство шведско-берлинской системы в России оказалось крайне непродолжительным соединение Елагинских и Рейхелевских лож не прошло без трений. В среде подчиненных им братьев произошел раскол, который повел затем к новым исканиям «истинного» масонства и к подчинению русских лож Швеции. Но дни шведско-берлинской системы были сочтены. Вскоре из Берлина была прислана бумага, в которой выражалось желание учредить новую Великую Национальную ложу в Петербурге. Елагин, по-видимому, быстро разочаровался в этой системе и, вероятно, в течение ближайших лет вернулся к английскому масонству. Дальнейшая судьба Елагинских лож неизвестна до самого их закрытия в 1784 году. По рассказу масона Л...ра, русские ложи в этот период времени работали совершенно беспрепятственно, но в 1784 г., по неизвестным причинам, работы Елагинских лож были приостановлены по желанию провинциального гроссмейстера и с согласия членов лож, но без приказания со стороны высшего правительства. Вследствие чего императрица удостоила передать ордену «за добросовестность ее членов избегать всяких контактов с заграничными масонами, при настоящих политических отношениях, питает к ним большое уважение». Елагин восстановил свои работы лишь в 1786 году и при том на новых основаниях, о которых речь будет идти ниже. В рассматриваемый мной момент преобладание переходит на сторону новой шведской системы, циннендорфство же быстро исчезает совсем. 3.4. Третий период (1781-1792 гг.): поиски высших степеней и победа розенкрейцерства (научное масонство). Из сказанного выше вытекает, что масонская деятельность в Петербурге во второй половине семидесятых годов носила хотя и беспорядочный, но очень оживленный характер. «Шатания» братьев из стороны в сторону, неожиданные переходы из одной системы к другой от Строгого наблюдения к английскому масонству, от Елагина к Циннендорфу, далее от шведско-берлинской системы к розенкрейцерству все это свидетельствовало о том, что в русском масонстве стали проявляться какие-то новые лихорадочно-беспорядочные искания, что русское общество стало предъявлять к масонству новые требования и жадно искать в нем ответов на пробудившиеся вопросы. Уже шведско-берлинская система, в противоположность английской, дала некоторое удовлетворение масонам, искавшим истины. Но, тем не менее, Рейхелевское масонство, скоро разочаровало большинство братьев, и причина этого явления может быть легко разгадана. Новиков указывает на нее, говоря: «привязанность всем к сему масонству умножилась, а барон Рейхель больше четырех или пяти, не помню, градусов не давал, отговариваясь тем, что у него нет больше позволения, а должно искать». Здесь, в этих словах, вся история дальнейшего развития масонства в России: ясно, что «нравственные преподаяния» масонства первых трех степеней перестали удовлетворять русских братьев воспитанные вольтерианством умы требовали иной пищи,

 _fcksavedurl= <A HREF="http://ad.adriver.ru/cgi-bin/click.cgi?sid=27446&bn=2&bt=1&pz=0&rnd=1754724386" TARGET="_blank"><IMG SRC="http://ad.adriver.ru/cgi-bin/rle.cgi?sid=27446&bn=2&bt=1&pz=0&rnd=1754724386" NAME="Графический объект14" ALT="-AdRiver-" ALIGN=BOTTOM WIDTH=468 HEIGHT=60 BORDER=0></A>

сообразно пробудившейся жаждой просвещения, но пища должна была иметь противоположный вальтерианству, не скептический, а непременно религиозно-идеалистический характер, не разрушая, а укрепляя и разумно обосновывая врожденные начала нравственности и религиозности. Так как вольтерианство опиралось на западноевропейскую науку, то и борьба против него нуждалась в том же оружии, выходившим за пределы бледного масонско-христианского нравоучения. Такая именно «наука» сделалась насущнейшей потребностью русской интеллигенции и, при слабом развитии критической мысли, должна была привести, в конце концов, к страстному увлечению масонской мистикой и натурфилософией. На этой почве, действительно, и сошлись лучшие русские масоны всех, даже враждебны друг другу систем. Теперь перейдём к описанию внешнего процесса наших масонских исканий в конце 70-х и в начале 80-х годов. Мы относим сюда время увлечения русских масонов шведским тамплиерством, хотя и считаем начало третьего и последнего периода интенсивной жизни русского масонства XVIII века лишь с 1781 года потому, что чувство неудовлетворённости этой системой было главной причиной введения у нас розенкрейцерства и наиболее ярким показателем того, в какую сторону были направлены стремления русских братьев. Итак, желание проникнуть в тайны высших степеней, не получившее удовлетворения в Рейхелевском масонстве, навело русских братьев на мысль обратиться за новыми "градусами" к западноевропейским источникам. Принадлежа ранее к шведско-берлинскому масонству, они естественно подумали о Швеции. Таким образом в 1778 г. был основан в Петербурге Капитуль Феникса, известный под именем Великой Национальной ложи шведской системы. Став таким образом в тесную зависимость от Швеции, русские масоны думали, что наконец получат оттуда высшие орденские познания, но скоро им пришлось в этом жестоко разочароваться. С этого момента кончается доминирующее значение Петербурга в истории русского масонства: первенствующая роль теперь переходит к московским ложам, в которых сосредоточились лучшие русские интеллигентные силы. Среди лидеров московского масонства главное место занимал бывший сотрудник Рейхеля князь Н.Н. Трубецкой, мастер ложи Осириса, не примкнувший к союзу Елагина и Рейхеля. Вообще московские ложи сильно страдали от отсутствия стройной организации и единства, и развитие здесь масонства шло по сравнению с Петербургом очень туго до тех пор, пока во главе его не стали главные деятели московского братства - Новиков и Шварц, приехавшие в Москву в 1779 году. Они дали мощный толчок быстрому развитию масонства во всей России, положив начало самому блестящему периоду его существования, связанному с введением розенкрейцерства. Между тем дела масонские шли в Москве плохо: главная из лож, князя Трубецкого, ''весьма умалилась и члены отставали", поэтому наиболее ревностные масонские братья учредили своеобразную ложу Гармония, состоявшую из малого числа членов ложи. В её состав вошли: Н.Н. Трубецкой, Новиков, М.М. Херасков, И.П. Тургенев, А.М. Кутузов и другие. Допущен был в эту ложу и Шварц. Он вскоре отправился в Курляндию для того, чтобы найти истинные акты. Приехав в Курляндию в 1781 г. Шварц получил от мастера Курляндской ложи два письма, которые решили дальнейшую судьбу русского масонства. Таким образом Шварц стал главой русского розенкрейцерства. Таким образом, со времени возвращения Шварца из-за границы (нач. 1782 г.) и до его смерти (нач. 1784) московские масоны приняли двоякую организацию: во-первых, высший


рыцарский градус строгого наблюдения, члены которого, сосредоточившиеся в двух капитулах Трубецкого и Татищева, управляли собственно масонскими ложами, им подведомственными, и, во-вторых, розенкрейцерство, во главе которого стал Шварц. За временное принятие "рыцарского градуса" московские масоны были вознаграждены получением "Теоретического градуса Соломоновых наук", содержавшего, кроме ритуалов теоретической степени, основные начала розенкрейцерской науки, которой они так страстно добивались. В половине 1782 года состоялся общемасонский конвент в Вилъгелъмсбаде, на котором система Строгого наблюдения была резко преобразована путём отграничения от ордена тамплиеров. Таким образом, рыцарство было формально разрушено и Россия получила признание 8-ой провинцией Строгого наблюдения. Количество масонских лож, подчинённых московской префектуре, быстро увеличивалось. После смерти Шварца верховным представителем розенкрейцерства был назначен барон Шредер, который приехал в Москву около 1782 г. Но он не пользовался особенным влиянием в Москве и скоро разошёлся с русскими розенкрейцерами из-за денежных расчётов. В 1784 г. развитие розенкрейцерства несколько затормозилось объявлением "силаниума" (молчания), последовавшим от высших орденских начальников. К 1785 году работы возобновились. Но судьбы розенкрейцерства близились к развязке. В 1786 г., вероятно, вследствие каких-либо правительственных распоряжений, все масонские ложи, находившиеся под управлением московского братства, и были закрыты. Правительственные гонения не помешали работам ни только розенкрейцеров, но и "теоретического градуса": братья продолжали собираться "в тиши" и даже пытались печатать "орденские" книги в тайной типографии. Но уже в конце 1786 г. Шредер сообщил, что с наступлением 1787 года все орденские собрания, переписки и сношения отменить. Но несмотря на это собрания продолжали проходить по четыре, пять раз в год, но постепенно число братьев таяло и в сущности в 1787 году с розенкрейцерством было покончено. И императрица оборвав своим ударом в самом конце нить развития розенкрейцерства, только способствовала неудачному его возрождению в начале XIX века, когда русское сознание опередило масонскую "науку" и в ложах искало иной современной пищи: связь масонства с политическими движениями первой четверти нового века ясно указывает на пробуждение уже совершенно иных интересов, использовавших орден, как форму, как прекрасную организационную школу, и влагавших в него новое, более глубокое общественное содержание. Таким образом и в розенкрейцерстве была положена в основу та же общемасонская нравоучительная сторона, ничем не отличающаяся от обыкновенного масонского стремления к нравственному самосовершенствованию, придававшего ему черты своего рода "толстовства XVIII века". Но главной притягательной силой розенкрейцерства была его "научная" часть. Масонам эта наука досталась через посредство одного из "мудрых", Соломона, который "есть один из искуснейших в нашей науке, и в его времена существовало много философов в Иудее". Они соединились и "представили философическое дело под видом сооружения Храма Соломонова, эта связь дошла до нас под именем Свободного каменщичества, и они по справедливости хвалятся, что взяли своё начало от сооружения храма". Сперва все масоны были философами, но затем мастера стали скрывать объяснения знаков и таинственных обрядов. Истинная премудрость, нашедшая себе отражение во многих мистериях древности, учреждённых избранниками, в конце концов,

 _fcksavedurl= <A HREF="http://ad.adriver.ru/cgi-bin/click.cgi?sid=27446&bn=2&bt=1&pz=0&rnd=1754724386" TARGET="_blank"><IMG SRC="http://ad.adriver.ru/cgi-bin/rle.cgi?sid=27446&bn=2&bt=1&pz=0&rnd=1754724386" NAME="Графический объект15" ALT="-AdRiver-" ALIGN=BOTTOM WIDTH=468 HEIGHT=60 BORDER=0></A>

таким образом, досталась розенкрейцерам, которых таинственные начальники и являются в настоящее время единственными её обладателями. Их "собратство" держит себя сокровенно: они находятся "в некоторой части сего видимого мира, как в наружном раю, где они творят и исполняют великие и удивительные чудеса, потому что они обладают сокровищами рудного минерального царствия: эти чудеса сохраняются для великого дела (une grande oeuvre), которое откроется в своё время и час, что случится тогда, когда воздвигнется род, рождённый для части более очищенной или более возвышенной Божественного любомудрия". Таким образом, познание высших тайн природы сводится у розенкрейцеров к "сокровенным наукам" к магии (конечно, "божественной", а не какомагии !}, кабале и алхимии. Нам неизвестно, каких ступеней достигли русские братья в розенкрейцерстве и насколько пошли они в своих работах дальше "теоретического градуса", но из показаний Новикова видно, что многие из них были "приняты в орден". Поэтому интересно будет познакомится с тем, что составляло предмет "работ" в высших степенях розенкрейцерства: именно здесь раскрываются дикие нелепости и по ним можно судить о тех печальных результатах, к которым пришло русское масонское движение, вызванное живыми потребностями общественной мысли и запутавшееся в конце концов в дебрях магии и алхимии вследствие недостаточной подготовленности русского ума к восприятию истинной науки. Познание природы сводилось в конечном счёте к исканию философского камня, обращающего неблагородные металлы в золото, панацеи или " всеобщего универсального врачества" и к "божественной магии", то есть к попыткам входить в сношения со светлыми духами, а познание Бога к мистическим толкованиям Священного Писания. Не может быть сомнения в том, что вся розенкрейцерская "наука" была в Западной Европе явным анахронизмом. Её дикие крайности и в России, конечно, не были явлением, благоприятно отражавшимся на нашем общественном развитии, так как отвлекали русский "ум, ещё в суждениях зыбкий", от нормального пути к усвоению настоящей европейской культуры. Но в русском розенкрейцерстве были и свои хорошие стороны, не прошедшие бесследно для истории нашей культуры и объясняющие, почему примкнули к этому движению лучшие интеллигентные силы России. Прежде всего важно, что это было первое у нас интеллигентное общественное течение, в первый раз сплотившее русских людей и направившее их в сторону служения общественным нуждам и интересам в формах широкой благотворительности и борьбы против "волътерианства", поколебавшего правильный ход нашей культуры. Всем известна филантропическая деятельность русских масонов XVIII века, и не случайно, конечно, почвой, на которой она возникла, было розенкрейцерство: именно розенкрейцеры открывали больницы и аптеки, создавали успехи русского просвещения, шли на помощь голодающей России своею "братской" любовью к человечеству. Розенкрейцерство, бывшее на Западе явлением умственной отсталости, у нас было совершенной новостью, и впервые давало русскому обществу известное миросозерцание, какое, это вопрос другой, но важно, что оно было дано, что впервые, благодаря розенкрейцерству, была создана его необходимость. Это была первая философская система в России, которая, составляя определённое идеалистическое мировоззрение, сыграла немаловажную просветительную роль в XVIII веке: успешно борясь с влиянием чуждого русскому духу волытерианства, розенкрейцерство, несмотря на свои дикие крайности и смешные стороны, воспитывало,


дисциплинировало русские умы, давало им впервые серьёзную умственную пищу, приучало, правда, помощью мистической теософии и масонской натурфилософии,- к постоянной, напряженной и новой для них работе отвлечённой мысли. Также, ещё одна сторона розенкрейцерства, не только, конечно, переводы мистических книг, сделанных русскими масонами, но главным образом самостоятельные попытки масонского творчества и особенно речи в собраниях братьев, несомненно внесла свою долю и в дело обогащения русского литературного языка. Остаётся сказать ещё несколько слов о судьбе Елагинских лож, которые, прекратив свои работы в 1784 году, в скором времени возобновили их снова Хорошо осведомлённый Елагин, масонская деятельность которого заглохла, воспользовался более благоприятными обстоятельствами и по просьбе братии о соединении их попробовал возобновить "цепь упражнений" подчинённых ему лож. Собрав своих "братьев" в капитуле, он прочёл целый ряд бесед с целью ознакомить их с новыми основаниями будущих занятий в английских ложах. Ненавидя розенкрейцерство и сочувствуя гонениям, предпринятым против него правительством, Елагин по духу является сам типичнейшим розенкрейцером. Он узнал, что "масонство есть древнейшая таинственная наука, святою премудростию называемая, что она все прочие науки и художества в себе содержит". Да ведь это не что иное, как фантастическая история розенкрейцерской "искры света", изложенную в сочинениях Шварца. Далее, какие книги дали Елагину основу для его новых "истинных" познаний? Он называет Ветхий и Новый завет, отцов церкви, древних философов, а затем мы встречаем имена Ермия Трисмегиста, алхимиков Веллинга и Роберта Флуктиба и т. д. Ведь это все любимейшие книги розенкрейцеров, к которым, очевидно, принадлежал и первый учитель Елагина. Программа задуманного Елагиным сочинения именно о том, что составляло содержание главного руководства розенкрейцеров "Теоретического градуса Соломоновых наук" и других книг "по ордену". Заимствуя от них, сам того не ведая, все свои тайны, Елагин в то же время с удивительной наивностью называет розенкрейцеров "не свободными каменщиками, но фанатиками или пустосвятами " именно за то, что "к разумению сего Божественного Писания не дают ключа они". Если бы он только знал, что ключ, которым он хотел с такой торжественностью открыть высшие тайны своим подчинённым, есть ключ от двери, ведущей в обитель "братства злато-розового креста", столь ему ненавистного. Так закончились искания Елагина, и в описанном им процессе мы находим лучшее доказательство того, что в розенкрейцеровской науке, как и в нравственной философии масонства первых трёх степеней, заключались элементы, отвечающие глубоким общественным потребностям века. Екатерина II с большим подозрением относилась к масонству. Поначалу высмеивая обряды "вольных каменщиков" в своих комедиях, впоследствии Императрица усмотрела в этой тайной организации угрозу своему правлению. Масонство было угнетаемо со всех сторон. С объективной стороны Екатерине II не за что было упрекать масонов. Основная их деятельность была посвящена благотворительности. А то, что они совершали нелепые ритуалы все это не стоило серьезного внимания. Единственное, что настораживало царский двор это книжные издания, выпущенные в типографии Московского университета под редакцией Новикова Н.И. и Лопухина. Название книг подразумевало их содержание, а поскольку и то и другое были настолько странными и непонятными, а поэтому и пугающими для всего окружения (поскольку в них видели

 _fcksavedurl= <A HREF="http://ad.adriver.ru/cgi-bin/click.cgi?sid=27446&bn=2&bt=1&pz=0&rnd=1754724386" TARGET="_blank"><IMG SRC="http://ad.adriver.ru/cgi-bin/rle.cgi?sid=27446&bn=2&bt=1&pz=0&rnd=1754724386" NAME="Графический объект16" ALT="-AdRiver-" ALIGN=BOTTOM WIDTH=468 HEIGHT=60 BORDER=0></A>

намеки адресованные правлению Екатерины II). Вследствие этого многие выдающиеся просветители Екатерининской эпохи, в лице ее главного представителя Н.И. Новикова были осуждены на тюремное заключение. Несправедливое обвинение, павшее на головы виднейших общественных деятелей произвело тяжкое впечатление на общественное сознание. Развитие масонского учения достигло своего расцвета в эпоху реформ молодого императора Александра I. На первых парах его правления масонство широко провозглашало либерально-демократические идеи, ратовало за гуманизм и просвещение. В ложи вступали многие политические деятели, представители научных кругов, искусства. Многих из них привлекала мода, других вера в возможность нравственного совершенствования, таинственность нового учения, пышность обрядов, званий, а также возможность оказаться среди передовых просвещенных, а также влиятельных людей страны. Либерализм масонских идей был созвучен молодому царю. И все казалось шло к лучшему. После успешного завершения войны 1812 года, когда русская армия с триумфом вернулась из Европы на родину, они принесли с собой опьяняющий дух победы, жажду свободы и вольнодумства. Эта жажда находила выход не только в литературе, но и в бурной жизни тайных кружков, возникавших один за другим в обеих столицах и провинциях России. К масонскому течению принадлежали и Суворов и Кутузов. Усиление революционных устремлений, по мнению Александра I, побудило его закрыть все масонские объединения, поскольку от "умствований ныне существующих проистекают столь печальные в других краях последствия" [9:145]. В 1822 г. масонские ложи были запрещены, между тем многие из них как ложа "Астрея", продолжают свою деятельность. Свидетельства историков указывают на тайные масонские общества по всей России: в Киеве, Житомире, Одессе, Вильно, Москве и Томске. 3.5. Масонство ХХ века После 80 лет фактического молчания масонских деятелей, в конце XIX столетия, предпринимается активная подготовка к возрождению российского ордена "вольных каменщиков". Попытка возрождения масонства была ориентирована первоначально обосноваться на Западе, а затем, при помощи авторитета влиятельных лиц, легализовать масонство и в России. Париж был наиболее подходящим в плане создания российской ложи. В 1887 г. при помощи активных участников возрождения масонства на Западе открывается русская ложа "Космос". В нее вошли люди той эпохи: профессор М.М. Ковалевский, которого вполголоса называли "генералом на купеческих свадьбах" [3:18]. Выдающийся ученый, способствовал открытию "русской школы общественных наук" в Париже. Вслед за "Космосом" следует открытие другой ложи в Париже, в которой членами становятся В.А. Макланов, Е.В. де Роберти, писатели А.В. Амфитеатров, В.И. Немирович-Данченко. Благодаря тому, что русское масонство во Франции благополучно прижилось и "даже пустило корни" [3:22], откладывать попытку легализации масонства в России больше было нельзя. Время благоприятствовало этому. Почти сразу после I русской революции, немного погодя, "когда страсти улягутся" [2:133] из Парижа в Россию приезжает М.М. Ковалевский с директивой открыть масонские ложи. Дело обстояло в 1906 г. Таким образом, русское масонство XX в. возникает среди городского населения России, в начальный период индустриально-технической эпохи европейского континента. Мощный рост буржуазии, появление новых производственных отношений, явления, обусловленные механизированным прогрессом, новые изобретения изменившие мир электричество, фотография, телефон,


телеграф, автомобиль, пулемет и аэроплан между 1880 1914 гг. с гигантской силой и неслыханными темпами меняли мир, в котором до этого жили русские со своим все еще крепостным строем и помещичьими порядками [10:167]. Все эти явления чувствовались в двух столицах, а затем и в провинциальных городах. Возрождение масонства в России было вызвано 3 важнейшими событиями в жизни страны: § поражением русских в русско-японской войне, § революцией 1905 г., § буйным ростом интеллигенции вопреки всем запретам и "препонам" [3:22] Этот рост шел, рука об руку не только с ростом буржуазии крупной и мелкой, которая, как и интеллигенция "нажимала" на все стороны русской жизни: на запреты царя, на закрытие университетов, на торможение сессий Думы, на удушение мысли, на опоздание во всем, что касалось материального и умственного прогресса населения, и равенства его перед Западом. Здесь мы говорим не о революционерах, но о противниках революций, вместе с тем жаждавших перемен, но только мирным путем. К таким людям принадлежали М.М. Ковалевский (1857-1916), И.И. Баженов, В.А. Макланов, Д.О. Бебутов. Вследствие того, что официальное учреждение масонства было разрешено, оно стало некой формой существования общественной мысли, которая до масонства попросту не была оформлена. Царский режим просто не допускал этого.


...

Tags:

Leave a comment
...

Сумрачный покров террора окутывает французское общество. На эшафоте

 _fcksavedurl= <A HREF="http://ad.adriver.ru/cgi-bin/click.cgi?sid=27446&bn=2&bt=1&pz=0&rnd=1754724386" TARGET="_blank"><IMG SRC="http://ad.adriver.ru/cgi-bin/rle.cgi?sid=27446&bn=2&bt=1&pz=0&rnd=1754724386" NAME="Графический объект10" ALT="-AdRiver-" ALIGN=BOTTOM WIDTH=468 HEIGHT=60 BORDER=0></A>

гибнет главный управляющий ложами Филипп Орлеанский, погибает часть членов Великого востока. Проходят трудные годы. Страна просыпается от ужаса. В 1795 году энергичный Р. де Монтаню призывает вновь к объединению уцелевших членов масонства. Однако их прежний дух «деятелей филантропии» уже исчез. Религиозное течение, когда-то одушевлявшее его, обособляется в общество, официально признанную правительством. Ложи живут старыми традиционными формами. Растет число банкетов, вечеров патриотического характера. Следует отметить в заключении, что масонство не играло той значимой роли во Франции, коей она была в Англии. Оно было лишь струйкой в том могучем идейном потоке XVIII века, который закончился Великой французской революцией. Основным значением масонства было увеселение общества. Масонские ложи создавались с той целью, дабы принять людей, уставших от жизни, поддержать в трудной ситуации, дать пищу для души и тела. О том, участвовало масонство в Великой французской революции трудно дать обоснованный ответ: с одной стороны мы видим точку зрения самих масонов, которые опровергают любое участие Ордена в революционной деятельности. И вообще в какой-либо иной деятельности порочащей доброе и славное имя масонства. С другой стороны перед нами стоят, скорее всего, противники масонского учения, которые всеми силами стараются оклеймить "братство вольных каменщиков", зачастую не имея веских доказательств. Следует принять во внимание тот факт, что масонство находилось в самом центре событий и зачастую в него входили виднейшие передовые люди общества. Масонство не могло закрыть глаза, пропустить мимо ушей «символическую злободневную тему» революционное брожение в обществе. Не могли и не хотели, т.к. они сами были членами этого же самого общества. А, следовательно, это угрожающее положение вещей в их собственной истории страны, которой они были сами очевидцами, никак не могло быть им чуждым. В ложах, скорее всего, они только и делали, что обсуждали надвигающуюся революцию, поскольку ее идейными вдохновителями были и Робеспьер, и Дантон, и Бриссо и многие другие. Масонская жизнь во Франции была нарушена революционным периодом в том плане, что такие идеалы как свобода, равенство, братство, которые воспевались и чтились масонами не прижились в атмосфере наполеоновской эпохи. Французская революция несет на себе масонский отпечаток в том, сто касается ее общих информационных принципов, отнюдь не в ее политической действительности. Поэтому утверждение некоторых о том, что масоны сделали революцию во Франции, считаются, по-моему мнению, преувеличенными. 2.3. Итальянская ложа. В Италии XVIII века масонство в основном отражало реальность страны, раздробленной на многочисленные карликовые государства. Везде были ложи, действовавшие под влиянием тех или иных иноземных покровителей англичан, французов, австрийцев. Раздробленность движения проявлялась не только в политическом плане, но и доктринальном. В Венеции масонами были Казанова и Гольдони. Первый наряду со своими авантюрными приключениями интересовали магией и каббалой. Гольдони, рассматривая масонство как наиболее подходящую компанию для дружеских вечеров. В Тоскане "английские" ложи состояли из деистов и свободных мыслителей. Во второй половине столетия утвердилось направление тамплиеров-оккультистов и течения мысли, связанные с французским спиритизмом. В наполеоновскую эпоху была совершена первая попытка учредить центральную масонскую организацию, распространяющую свою деятельность на всю Италию.


После падения императора итальянская организация оказалась в кризисе. Ложи оказались совершенно неподходящим местом для наиболее беспокойных деятелей, осуществлявших конспиративную работу в масштабах всей страны. С этой целью были созданы многочисленные тайные общества, которые пытались подражать языку и обычаям масонов. В Италии многие исследователи масонской истории проводят связь между масонством и карбонариями. При изучении ритуалов в принятых в обиходе карбонариев, обращает на себя внимание наличие общей связи соприкосновения карбонариев с масонскими ритуалами. Однако между масонами и карбонариями нет достаточных доказательств совпадения их организационной структуры. Многие утверждают факт соперничества между ними. В период Рисордтименто выдающимися масонами были Дз. Гарибальди, Кавур, Конфольери Пеппико. С 1861 года и в последующие годы во многих итальянских городах происходили масонские учредительные собрания, которые привели к тому, что в 1874 году была сформулирована унитарная масонская конституция. В последние двадцать лет на исходе столетия столкновения между католической церковью и масонством в Италии приобрело драматический накал. Это было время, когда масоны организовали подписку по сбору средств на сооружение памятника Джордано Бруно в Риме. Однако нельзя вместе с тем утверждать, что итальянское масонство, выступившее в конце XIX века с позицией, критикующей католическую церковь, прямо указывающих на распущенность священников. Однако Бог это история, высшее мировоззрение, к которому устремлены народы. В 1908 году произошел исторический раскол итальянского масонства. В ходе дискуссий в палате депутатов итальянского парламента по вопросу о дальнейшем преподавании религии в школе. Большинство масонов в эпоху первой мировой войны высказывались за вступление Италии в войну во имя защиты демократических принципов, поступая тем самым вопреки решениям международного масонского движения, стоявшего на позициях пацифизма и нейтралитета. В том, что касается фашизма, влиятельные масонские круги оказали давление на руководство ордена, потребовав от него поддержать программу начинающего фашизма "Сан-Сеполькро" (1919). Так продолжалось до тех пор, пока движение, возглавляемое Муссолини, не обнаружило подлинную сущность своих намерений, скрываемых до поры до времени под демагогическими лозунгами "национального патриотизма" и наведения в стране демократического порядка. Большинство масонов с самого начала повели себя как непримиримые противники фашизма. Но и те, кто первоначально поддался фашисткой демагогией, вскоре пересмотрели свои взгляды и также вступили на путь антифашисткой борьбы. Ярким примером этого является Домицио Париджани.

Самое мощное на протяжении первых десятилетий ХХ века французское масонство было раздавлено войной и нацистской оккупацией. В других странах Европы масонство после войны так и не возродилось. Его закат продолжался. Например, в Испании массовое участие масонов в рядах антифранкистов во время гражданской войны обошлось им тотальным запрещением Ордена. В социалистических странах Восточной Европы масонские ложи прекратили свое существование. Вследствие серьезной критики, которой они подверглись со стороны печати и массовой информации. Так, с уходом из жизни видных масонов, например президента Чехословакии Э.Бенеша, масонство, как течение мысли, в таких странах стало иссякать. Таким образом, масонству был вынесен исторический приговор.

3. Масонство в России 3.1. Русское масонство

 _fcksavedurl= <A HREF="http://ad.adriver.ru/cgi-bin/click.cgi?sid=27446&bn=2&bt=1&pz=0&rnd=1754724386" TARGET="_blank"><IMG SRC="http://ad.adriver.ru/cgi-bin/rle.cgi?sid=27446&bn=2&bt=1&pz=0&rnd=1754724386" NAME="Графический объект11" ALT="-AdRiver-" ALIGN=BOTTOM WIDTH=468 HEIGHT=60 BORDER=0></A>

XVIII века. В истории русской культуры нет, кажется более запутанного и сложного вопроса, чем вопрос о происхождении и развитии масонства в России. В особенности это справедливо относительно масонства XVIII века, т.е. как раз того времени, когда оно играло значительную роль в ходе нашего исторического развития. Главным затруднением при попытке исследователя составить себе, хотя сколько-нибудь отчетливое представление о последовательном развитии нашего масонского движения, является крайняя скудность архивного материала, касающегося «внешней истории ордена» в России: связанные предписанными орденскими законами тайной, наши масоны оставляли чрезвычайно мало следов своей организационной работы, да из этих следов большая часть была тщательно уничтожена при наступлении крутых времен «гонения» на братство. Наши архивы заключают в себе, поэтому множество ритуалов всевозможных масонских систем, уставов, сборников различного масонского содержания, среди которых лишь очень редко попадаются отрывочные и темные известия о судьбах русского масонства XVIII века. Самый ценный для историка материал официальная и частная переписка русских братьев, протоколы собраний и т.п., находится здесь сравнительно в ничтожном количестве. Можно пожалеть и то, прусскими исследователями частично затронуты иностранные масонские архивы в то время, когда оно еще находилось в зависимости от иностранных лож. Поэтому настоящая глава о развитии русского масонства от его начала до конца царствования Екатерины II имеет в виду лишь установить главные, основные моменты этого развития, не претендуя ни на полноту, на безошибочность приводимых в нем фактических данных, проверка которых в настоящее время представляется крайне затруднительной. Рассматривая здесь период времени, по нашему мнению, распадается на три главных: а) первоначальный период, когда масонство было у нас исключительно модным явлением, заимствованным с Запада без всякой критики и не носившим на себе почти никаких признаков здравых общественных потребностей. Этот период охватывает собою время от возникновения масонства в России приблизительно до начала царствования Екатерины II. Далее следует б) второй период, когда масонство являлось в России первой нравственной философией; это период преобладания трех первых степеней «иоановского» или «символического» масонства, простирающего до начала 80-х годов. И, наконец, в) третий период это время господства у нас «высших степеней», quasi-научной стороны масонства и особенно розенкрейцерства, охватывающее собою 80-ые годы вплоть до гибели Екатерининского масонства в 90-х годах. 3.2. Первоначальный период (1731-1762 гг.) Среди русских масонов существовало предание о том, что первая масонская ложа в России была учреждена Петром Великим, немедленно по его возвращении из первого заграничного путешествия: сам Кристофер Врен, знаменитый основатель английского масонства, будто бы посвятил его в таинства ордена; мастером стула в основанной Петром ложе был Лефорт, Гордон-первым, а сам царь вторым надзирателем. Предание это, лишенное како бы то ни было документальной основы, находит себе лишь косвенное подтверждение в том высоком уважении, которым имя Петра пользовалось среди русских братьев XVIII века, распевавших на своих собраниях известную «Песнь Петру Великому» Державина. Оно показывает только, что наши масоны сознательно или бессознательно связывали с масонскими идеями преобразовательную деятельность Петра, «которая была в России таким же нововведением в смысле цивилизации,


каким масоны должны были считать свое братство». Первое, безусловно, достоверное известие о начале масонства в России относится к 1731 г., когда, как гласит официальный английский источник, гроссмейстер Великой Лондонской ложи лорд Ловель назначил капитана Джона Филипса провинциальным великим мастером «для всей России». Таким образом, первоначальное масонство пришло к нам, как и везде на континенте, из Англии, но, разумеется, здесь не может быть и речи о русском масонстве. И Филипс, конечно, распространял орденское учение лишь в тесном кругу своих единомышленников, переселившихся в Россию. Этот кружок, по-видимому, твердо держался в течение всего периода немецкого наводнения при Анне Иоановне, так как уже 10 лет спустя (1740 г.) английская Великая ложа назначила нового гроссмейстера для России в лице генерала русской службы Джеймса (Якова) Кейта. Может быть, к этому времени и следует отнести первые случаи вступления русских людей в масонский союз: не даром русские братья считали именно Кейта основателем масонства в России. Более мы ничего не слышим об английском масонстве до 1771 г., когда была основана в Петербурге ложа Parfait Union, которую английские источники называют первой правильной ложей в России. Это обстоятельство, а также исключительно английский состав членов ложи показывает, что это форма масонства не имела у нас широкого распространения вплоть до введения т. наз. Елагинской системы, т.е. до самых Екатерининских времен. Точно также незначительно было у нас влияние французского масонства, следы которого, впрочем, сохраняются в виде французских названий масонских титулов и степеней (венерабль, метр, екоссе, екосские градусы и пр.). Гораздо естественнее было бы ожидать распространение среди русских братьев немецкого масонства в связи с немецким влиянием в стране Анне Иоановне. Действительно, существуют весьма впрочем темные, известия сношения Петербурга с берлинской ложей «Трех глобусов» еще в 1738-1744 гг. Так как последняя была учреждена лишь в 1740 г., то очевидно, более или менее деятельные сношения с немецкими ложами могли начаться лишь после этого срока. Таким образом масонство в России начинает развиваться в сороковых годах, т.е. уже в царствование Елизаветы, хотя все еще остается чуждым русскому обществу и вербует себе «адептов» главным образом среди немецкого элемента в Петербурге, лишь изредка привлекая на свою сторону некоторых представителей русской знати, близко сталкивавшейся с иностранной жизнью и, может быть, вступившей в !»орден» во время пребывания за границей. Так, в 1747 г. имел место известный допрос вернувшегося из Германии графа Головина, в поступках которого Елизавета «довольные причины имела совершенно сомневаться, потому что подозревала его в не совсем чистых сношениях с прусским королем. Так как Фридрих был известен за ревностного масона, то естественно, что Головин при допросе должен был дать откровенные показания и о своей принадлежности к масонству. Кроме себя, он назвал еще графов Захара и Ивана Чернышевых, как «живших в оном же ордене». В это время, однако, масонство не могло привлечь к себе более или менее значительный круг лиц русского происхождения, так как наше общество было почти вовсе еще лишено идейных интересов: оно видело в орденских работах лишь забаву, освященную в глазах русской знати ее заграничным происхождением. Любопытным свидетельством вполне еще легкомысленного отношения к масонству в те времена является история вступления в орден известного Ив. Перф. Елагина. Впоследствии,

 _fcksavedurl= <A HREF="http://ad.adriver.ru/cgi-bin/click.cgi?sid=27446&bn=2&bt=1&pz=0&rnd=1754724386" TARGET="_blank"><IMG SRC="http://ad.adriver.ru/cgi-bin/rle.cgi?sid=27446&bn=2&bt=1&pz=0&rnd=1754724386" NAME="Графический объект12" ALT="-AdRiver-" ALIGN=BOTTOM WIDTH=468 HEIGHT=60 BORDER=0></A>

ревностный масон и провинциальный великий мастер для всей России, Елагин вступал в братство «свободных каменщиков» (в 1750 г.) только из любопытства и тщеславия: с одной стороны его притягивала к себе знаменитая масонская «тайна», а с другой возможность общения с людьми, «кои в общежитии знамениты» и стояли высоко над ним « и чинами, и достоинствами, и знаками». Не обошлось здесь и без «лестной надежды» заручиться покровительством «друзей, могущих споспешествовать его счастью». Ясно, что те серьезные внутренние побуждения, которые заставили Елагин6а впоследствии искать в масонстве более глубокого содержания, тогда в нем еще отсутствовали, как отсутствовали они в русском обществе. Вполне понятно поэтому, что Елагин и не мог найти тогда в масонстве никакой пользы, так как здесь еще не было ни тени какого-либо учения, ниже преподаяний нравственных. Он видел только предметы непостижимые, обряды странные, действия безрассудные и слышал символы о мире противоречащие, объяснения темные и здравому рассудку противные, которые или не хотевшими или не знающими мастерами без всякого вкуса преподавались. Занятия в ложах даже породили в Елагине отрицательное мнение о нравственной стороне масонства: все в ложе показалось ему игрой людей, желающих иногда неблагопристойно забавляться. Все присутствующие умели только, по его словам, со степенным видом в открытой ложе шутить и на торжественном вечере за трапезой несогласным воплем непонятные песни реветь. Хотя впечатление это и вызвано отчасти легкомысленным еще отношением к масонству самого Елагина, с удовольствием посещавшего ложи, тем не менее оно несомненно показывает, что масонство не имело еще никаких корней в сознании русского общества и нередко приобретало безобразные формы, соответствующей грубой жажде наслаждений, которая характеризует людей Елизаветинской эпохи, мало благоприятной для серьезной поставки вопросов веры и нравственности, а следовательно и для развития масонства. Не было тогда в масонстве и сколько-нибудь прочной организации, не было постоянных сношений русских лож с иностранными по той простой причине, что не могло быть серьезных забот об укреплении и расширении ордена в России. Только в конце царствования Елизаветы начинают появляться некоторые признаки пробуждения общественных - интересов в наиболее образованном слое русского общества. Зачатки европейского просвещения, внесенную в русскую жизнь гением Петра Великого, должны были, конечно, нарушить цельность прежнего патриархального уклада духовной жизни Московской Руси и вызвать в русском обществе инстинктивное стремление к согласованию старых идеалов с новыми для него началами западной культуры. Само собой разумеется, что это случилось не сразу, и лишь в конце правления Елизаветы мы замечаем признаки первых попыток к выработке нового идеалистического мировоззрения, отвечающего проснувшемуся общественному самосознанию: эти попытки естественно сводились к оправданию и укреплению религиозно-нравственного идеализма на новых началах просвещенного разума, пришедшего на смену церковному авторитету. Действительно, в наиболее культурных слоях общества непосредственный реализм Петровской эпохи сменяется в это время не ясными идеалистическими исканиями, нашедшими себе бледно выражение в нравоучительных тенденциях первых русских журналов и, особенно в органе Московской университетской молодежи. В конце царствования Елизаветы масонство начало уже укореняться в русской почве, давая готовые формы для идеалистических стремлений,
впервые пробуждавшихся тогда умах лучшей части молодежи.

...

Tags:

1 comment or Leave a comment
...

Отсюда слово франк-масон (free mason) т.е. "свободный каменщик" перешло из английского языка в другие европейские языки. Таким словом в эпоху средневековья обозначали каменщиков-строителей XIV века. Первоначально в эпоху готического стиля это была известная в Англии артель "каменотесы свободных камней". В отличие от обыкновенных каменотесов они работали с более мягкими каменными породами типа мрамора или известняка, которые употреблялись для более тонкой барельефной работы, отделки зданий. Путем сокращения free stone's mason и произошло английское слово free-mason. В эпоху готики, данная категория мастеров признавалась как наиболее искусная и квалифицированная. Строительное искусство более всего процветало во Франции и в Северной Италии. Согласно документам средневековые ремесленники-масоны обладали привилегией свободно передвигаться по разным землям Европы. Занимаясь постройкой соборов, замков и дворцов масонская ремесленно-строительная организация принесла неоценимый вклад мировому искусству. Первоначально оперативное (строительное) масонство не имело общей автономной организации. Постепенно с развитием гильдий в Англии, мастера-каменщики стали объединяться в корпорации, так называемые ложи. Впервые термин "ложа" появляется в 1278 году в бумагах, связанных со строительством королевского аббатства. В оперативном масонстве Англии существовала практика кандидатского стажа, т.е. периода первоначального обучения, по окончании которого кандидат становился членом организации, полноправным участником корпорации (ложи). Степень мастера была доступной не для всех. Для ее получения нужно было иметь особую компетентность и квалификацию. Этот факт является существенным различием современного масонства, где на степень мастера мог претендовать каждый. Ритуальный компонент оперативного масонства появляется к 1598 году. Он находился на примитивном уровне и выражался в знаках и паролях данной ложи. Масоны средневековья ввели в свое учение различные аллегории, символы, связанные с культурой предшествующего языческого мира. Такое сочетание христианских и языческих символов переросло в понятийную структуру современного масонства. Строительные корпорации процветали в течение 2-х столетий. Древнейшие из дошедших до наших дней документов, которые рисуют положение английских лож, относятся к середине XIV и началу XV века. Из уставов (законов) ложи показано, что работы подобных лож совершались в закрытом помещении. За порядком работы и за поведением каменщиков следил старший мастер. Известная популярность оперативного масонства, его устойчивость в обществе (т.к. члены лож всегда имели работу и получали достойный заработок), побуждало знатных представителей, а лице местных помещиков, баронов, богатого духовенства вступать в контакт с простыми каменщиками, часто выходцами из нищеты. Строительные ложи, в независимости от рода своей популярности, окружили себя ореолом таинственности. Это проявлялось в стремлении сохранить, прежде всего, профессиональные тайны, какие-то производственные секреты, поэтому, вследствие этой причины, члены лож пользовались условными знаками и символами. Цеховая замкнутость способствовала выработке спаянности, взаимовыручки и взаимопомощи строителей. Знатных господ не смущало наличие низшего сословия, ведь среди них встречались известные мастера, художники как, например, Кристофер Рен, выдающийся зодчий Англии. Одни вступали в ложу из-за своих честолюбивых интересов, в надежде, что это поможет ему на пути к карьере.

 _fcksavedurl= <A HREF="http://ad.adriver.ru/cgi-bin/click.cgi?sid=27446&bn=2&bt=1&pz=0&rnd=1754724386" TARGET="_blank"><IMG SRC="http://ad.adriver.ru/cgi-bin/rle.cgi?sid=27446&bn=2&bt=1&pz=0&rnd=1754724386" NAME="Графический объект7" ALT="-AdRiver-" ALIGN=BOTTOM WIDTH=468 HEIGHT=60 BORDER=0></A>

Другие, представители ученых кругов, вступали в Орден по причине любознательности. Вскоре, в результате реформ Генриха VIII, ремесленные гильдии были лишены многих своих привилегий (как-то вести разгульный образ жизни). Постепенно строительные корпорации стали приходить в упадок. Масоны, отказавшись от своей организации, стали уходить на заработки в другие города, обозначив тем самым переход оперативного масонства в спекулятивный. К 1620-1621 г.г. относятся первые сведения о приеме в английское масонство непрофессионалов. В последующие годы это явление получило широкое распространение не только в Англии, но и в других странах мира. По утверждению историков, ответвление оперативного масонства в спекулятивное происходило под влиянием отдельных личностей, связанных с масонским движением. Новый вид масонства состоял главным образом из масонов-теоретиков, носителей специального знания и моральной теории о духовном строительстве среди людей. Филантропические и реформаторские тенденции XVII века, вместе с его склонностью к тайным обществам и символическому ритуалу, перешли к следующим поколениям и отразились на характере и судьбах современного масонства. К возникшему новому течению устремилось огромное количество людей как знатного, так и среднего достатка. Уставшие от бесконечных смут и борьбы с властью, люди искали спокойного существования и поддержки. Постоянно находясь в обществе, привычка пребывания переросла в страсть к клубам и кружкам. Названия таких клубов говорили сами за себя: "Клуб красавцев и уродов" или "Орден лгунов". По обыкновению, такие клубы не преследовали никаких общественных целей, однако, благодаря своим оригинальным уставом и ритуалом, подобные клубы отвлекали людей от обыденности, создавая тем самым иллюзию серьезного дела, занятости. Этого было достаточно, чтобы в короткий срок стать популярным. Со временем, к знати прибавились особы королевской крови. Масонство получило название "Царственного искусства", а "ему" не следовало существовать врозь друг от друга. Завсегдатаи лондонских таверн, клубов и кружков решили объединиться. И в 24 июля 1717 года в день святого Иоанна Крестителя произошло объединение всех масонских кружков в Великую ложу. С тех пор 24 июля признано днем рождения современного масонства, а Иоанн Креститель является его святым покровителем. В масонах видели новый вид розенкрейцерских братьев, а с другой стороны подозревали атеистов и политически опасных людей. Первоначально масонство было малочисленной организацией, но с течением времени оно стало быстро входить в моду. Следствием популярности масонства, благодаря которой все больше и больше англичан вступало в новый Орден, стала "всеобщая, объединяющая всех людей религия, состоящая в обязанности каждого быть добрым и верным долгу, быть человеком чести и совести, связать музами искренней дружбы людей разного вероисповедания". Поскольку масонство приобрело форму организации, понадобилось принять устав. Им явилась книга конституций 1723 года, опубликованная Дж. Андерсеном. В конституции излагались условия вступления в ложу, права и обязанности "вольных каменщиков", нормы поведения в ложе и вне ее, взаимоотношения между начальниками и подчиненными. Таким образом, первый масонский устав провозглашал лояльность к феодальному строю, веротерпимость, религиозность, санкционировал деление людей на "достойных". Провел разграничения между избранными братьями и остальной массой профанами. Братья занимались не только созерцательной деятельностью, проводя


ее в беседах, спорах, но также и практической деятельностью: благотворительность составляла основное ее предназначение. После учреждения Великой Ложи Англии, начался бурный рост масонства. В 1724 году в подчинении Великой Ложи Англии находились 52 ложи. В 1725 году возникает ложа в Париже., в 1728 году в Мадриде, в 1729 году в Гибралтаре, в 1733 году в Гамбурге, в 1735 году в Гааге и Стокгольме, в 1738 году создается польская ложа. Влияние на масонские ложи великосветского элемента проявилось в усложнении первоначального ритуала в появлении парадных костюмов, пышных церемоний, театральных процессий. Но главное существенное изменение ритуала заключалось в появлении новых масонских степеней или званий. От старого учения были унаследованы степень ученика и рабочего (мастера). Со временем степень Мастера отделилась, благодаря чему возникла система 3-х степеней со специальным для каждой степени посвящением. Как уже утверждалось ранее, масонство по своему идеологическому характеру остается везде одинаковым, оно не поддается изменению (как, например не существует японской или немецкой математики, математика везде одна и та же). То же дело касается и масонства. Однако, национальные, культурные, религиозные особенности общества, а также изобретательность отдельных лиц, накладывают на его формы и организационное строение. Отсюда появляется целый ряд систем и повиновений, отличающихся названиями, количеством степеней посвящения. Обрядностью. Каждую систему ее создатели и руководители считали единственно правильной, называя другие ненастоящими, порчеными. Истинность систем определялось по преимуществу количеством градусов посвящения чем выше градус посвящения, тем достойнее брат. Таким образом, установились вертикальная масонская иерархия. Она характерна не пышными названиями степеней, а сложностью подчинения нижестоящих вышестоящим братьям. Сначала английские масоны учредили 3 степени посвящения: ученик, подмастерье и мастер. Эти степени образуют иоанновское или символическое (голуб) масонство. В соответствии со степенями учреждаются и ложи 3-х видов: ученическая, подмастерьев и мастеров. Нижестоящие братья не допускаются в ложи высших степеней посвящения, в то время как вышестоящие посещают и контролируют ложи низших степеней. Таким образом, в масонстве достигается единство воли и железная дисциплина. В каждой системе "братья" различных степеней отличаются друг от друга своими регалиями: фартуками с изображением соответствующей символикой, нагрудными лентами, перчатками, медалями. Чем выше степень, тем искуснее и богаче масонские наряды, т.к. все эти атрибуты способствуют чинопочитанию, и создает у "братьев" возвышенный психологический настрой. Общеизвестно психологическое воздействие на личность, производимое повышением в должности или звании. Нередко в таком случае у одного человека возникает чувство отчужденности перед другим, а нередко чувство превосходства. Вот почему масонство нередко называют элитарной организацией. Четвертой, более почетной степенью в системе английской ложи-матери появилась "Королевская арка". Стараниями шотландского барона М.Н. Рамзая и немецкого барона К.Г. фон Гунда степени стали множится. В клермонтской системе над тремя символическими степенями были воздвигнуты еще шесть: Шотландский мастер, Избранный мастер, Рыцарь Востока, Рыцарь розового креста, Рыцарь тройственного креста, Царственный архитектор. Постепенно пирамида англосаксонского и французского масонства воздвигалась до 33 степеней. Посвящение

 _fcksavedurl= <A HREF="http://ad.adriver.ru/cgi-bin/click.cgi?sid=27446&bn=2&bt=1&pz=0&rnd=1754724386" TARGET="_blank"><IMG SRC="http://ad.adriver.ru/cgi-bin/rle.cgi?sid=27446&bn=2&bt=1&pz=0&rnd=1754724386" NAME="Графический объект8" ALT="-AdRiver-" ALIGN=BOTTOM WIDTH=468 HEIGHT=60 BORDER=0></A>

в степени, выборы руководящего состава лож и капитулов, другие вопросы решаются сообща, путем голосования. В действительности же масонство не демократично, а авторитарно, ибо сверху вниз спускаются беспрекословные повеления. Уставы "вольных каменщиков", структура соподчиненных лож и капитулов, во многих странах мира, сложная система степеней с централизованным управлением. Созданы не ради забавы людей, менее всего склонных к праздности и пустословию. Объединяясь в закрытых от общества союзах, Они преследуют какие-то цели, оправдывающие функционирование столь сложного и разветвленного механизма. Выяснить их совсем не простая задача. Уже в символической ложе человеку внушают необходимость "умереть" для былой и "возродиться" для новой, сверхъестественной жизни, любить и защищать непросто каждого, но и того "брата", который обычно придерживается других политических или религиозных воззрений и даже считается личным врагом. Словом, все масонские ритуалы, так или иначе, модифицируют посвящение и представляют элементы внушения, предварительного программирования (Косицкий). Посвящаемого знакомят с тайными знаками, жестами и паролями его степени, чтобы в случае он мог опознать "братьев", присваивают ему новое имя и фамилию. Знаки подаются руками, пальцами. Ритуалы посвящения особенно в символические степени. Значение символов и аллегории, словом все внешние, формальные стороны масонства считаются тайными лишь условно с целью воспитательного воздействия на "братьев" тем не менее, тайна всегда привлекает человека, готового даже подвергнуться риску ради обладания ею. Оказавшись в сетях масонства, иной подчас сожалеет о вступлении в ложу, но о выходе думать не приходится посвященный связан клятвой. В XVIII веке история английского масонства ознаменовалась столкновениями Великой Ложи Англии и различными масонскими ложами, существующими параллельно с ней. Так называемое новое масонство, представленное этими обществами, стремилось провести реформу в уставе старой ложи. Разногласие между двумя видами лож новым и старым носили исключительно ритуальный характер. В старом масонстве (т.е. в Великой Ложе) преобладал германский и шотландский элемент. В социальном отношении оно было представлено более демократичными классами: до ремесленников и мелких буржуа. С течением времени состав обоих масонств становится все более и более однородным. В обоих преобладает элита великосветский элемент. Старые споры постепенно забывались, ритуальные различия сглаживались. К концу XVIII века многие масоны были представителями как старого, так и нового масонства. Все способствовало их единению и, наконец, в 1813 году была провозглашена Великая объединенная Ложа Англии. Наряду со сторонниками масонского учения, возникали ярые противники масонства. Они организовали шутовские процессии, в которых изобличались и осмеивались масонские ритуалы. В английские ложи, под любым предлогом стали проникать авантюристы с целью разведать тайну ордена "вольных каменщиков" и пошатнуть его авторитет в обществе. Как нередко это случается, практика вступает в противоречие с теорией. Уже тогда практические дела "вольных каменщиков" не соответствовали их нравственным совершенствам. В английских ложах происходили бесконечные кутежи, торжественные процессии и прочие увеселения. Как и в мире профанов, ханжество стало нормой поведения буржуазии и в ложах. Вследствие того, что масонство использовалось для увеселительных занятий, основные его члены происходили из знати, то масонство, таким образом,


приобрело характер аристократического клуба. Папский престол усмотрел в масонстве ту силу, которая хоть и не вела к атеизму, однако подрывала влияние католицизма в политической и духовной жизни общества. В 1838 году папа КлиментXII издал специальный энциклику, в которой осудил орден и пригрозил отлучением от церкви тех, кто к ней принадлежит. Энциклика призывала инквизицию начать преследование. В романских странах масонов отправляли в изгнание, ссылали на каторгу. Но репрессии не получили широкого размаха, а только создали полезный для ордена ореол мученика. Сама по себе длительная борьба с церковью показывает, что масонство, оставаясь в принципе религиозным движением, не порывая с религией до конца, очень далеко отстоит от традиционных форм богопочитания, принятых в христианских конфессиях. Великий Архитектор Вселенной это принцип мировой жизни, существующий в себе, в абсолютном, в мире же относительном он право. Справедливость, добро и красота. 2.2. Французское масонство Ранняя история французского масонства тесно связана с наплывом во Францию английской знати после революции XVII века. В основном это были эмигранты и поклонники династии Стюартов. Первая масонская ложа была основана в 1778 году под названием Великий Восток Франции. Масонство быстро распространяется и к началу 30 годов XVIII века во Франции числится 5 лож. Здесь можно было встретить кого угодно. Во французских ложах бывали аристократы, буржуа, революционеры. Наравне с якобинским дворянством, во Франции организуются ложи английской знати, верной Ганноверскому дому. Существующий к тому времени общественный, и политический строй представлялся идеальным как для французской знати, уставшей от ига королевского абсолютизма, так и для французской буржуазии, которая в свою очередь жаждала сравняться с высшим классом. Своеобразная политика короля Франции Людовика XIV, которая привела к позору и разорению в стране, не могла не вызвать протеста народа, притесняемого и духовно и экономически. В таких условиях с большей силой ищет выхода религиозное чувство буржуазии, которую с одной стороны контролировала господствующая католическая церковь, а с другой стороны полицейские преследования. Нередко поиски новой религиозной формы приводили французских искателей религиозной формы к почитанию проповедников и шарлатанов. Вследствие такого положения неопределенный идеал масонского братства со своей религиозно-нравственной окраской, нашел пристанище во Франции. Масонство быстро распространяется. Ложи появляются в больших городах Франции: Лионе, Руане, Кане, Тулузе. Вместе с тем слабое развитие общественного самосознания привело к тому, что французским обществом была воспринята только внешняя сторона учения, заключающаяся в обрядности и ритуалах. Что касается содержания учения, то оно не отличалось «особой строгостью нравов», т.к. в большинстве своем, братья проводили время в ресторанах и кабаках, где карточная игра, обеды, выпивка составляло их главное занятие. Между тем полицейские преследования не прекращались. Братьев преследовали за шумность собраний, которую они создавали своим поведением. С другой стороны их подозревали в тайном революционном заговоре. Несмотря на это, масонство пользовалось спросом. Оно стало темой дня, и ему открылся путь в ряды III сословия. Вместе с тем, хаотичное распространение масонства во французских провинциях, а также стремления мало осведомленных братьев постигнуть основу масонского учения, познать истину, привели к тому, что масонство в разных

 _fcksavedurl= <A HREF="http://ad.adriver.ru/cgi-bin/click.cgi?sid=27446&bn=2&bt=1&pz=0&rnd=1754724386" TARGET="_blank"><IMG SRC="http://ad.adriver.ru/cgi-bin/rle.cgi?sid=27446&bn=2&bt=1&pz=0&rnd=1754724386" NAME="Графический объект9" ALT="-AdRiver-" ALIGN=BOTTOM WIDTH=468 HEIGHT=60 BORDER=0></A>

ложах стало представлять видоизмененный вариант. Постройка Храма царя Соломона, наименование ритуалов, степеней, шотландские обряды сплелись с английским вариантом в полную неразбериху, предоставляя возможность для разных авантюристов «порассуждать на тему». Одни из них задавались целью вывести масонство «на чистую воду», другие не задавались ничем иным кроме выгоды своих честолюбивых интересов. Третьи стремились использовать масонство в своих политических замыслах. Одним из представителей авантюристского течения в обществе был Андрэ Рамзе. Он пытался установить связь между масонством и крестоносным орденом. Новый проповедник мечтал о космополитической республике. Так использование масонства в корыстных целях позволило новым его толкователям отходить от принципов масонского философского учения масонства, вообще не брать во внимание его основной закон. Вследствие этих причин во многих масонских ложах стали появляться высшие степени масонства, как например, «архитектор-избранник». Погоня за усложнением степеней и пышный расцвет многостепенных систем основывались, по мнению Т. Соколовской на «крупном социальном факте». Таким фактом служила борьба между дворянством и буржуазией. Начиная с 1755 года во Франции, передовые люди пытались реорганизовать масонство. Таким образом Французское масонство окончательно и бесповоротно откололось от английских порядков. Первые нововведения, вошедшие в устав нового масонства, состояли в исповедовании христианской религии. А также в изобретении системы 25 степеней, разделенных на 7 рангов. Вместе с тем, следует отметить, что пагубная привычка к увеселительным заведениям не покинуло на этот раз и французских братьев. Даже близость масонства к духовенству не спасла братство от новых гонений как полиции, так и римской католической церкви. Деятельность лож постоянно осуждалась высшими представителями духовенства, в том числе и самим Папой. Между тем французские масоны высказывали терпимость в отношении религии. Основное, чего требовали масоны от властей это неприкосновенности личности и законность, которая составляла неотъемлемую часть духовности масонского братства. Между тем число лож непрерывно росло. В обществе началась открытая торговля на приобретение масонских печатей, удостоверений, знаков, отличий. В обществе начался беспредел. Возникшие неурядицы подтолкнули французских масонов к необходимости проведения реформ. Эта реформа вылилась в знаменитое общественное собрание 1772-73 г.г., которое длилось несколько месяцев и получило название «Национального». В собрании принимало участие около 100 представителей разных французских провинций. Таким образом, "Национальное" собрание позволило рассмотреть проблему существования масонства во Франции. После реорганизации возникло 3 палаты администрации, Парижа и провинций. Работа в ложах подчинялась надзору 22 провинциальных инспекторов, которые по истечении времени представляли отчеты о работе лож. Продолжая дело внутренней организации масонства, верховные представители Ордена учреждают 3 символических степени, а также изобретают так называемые «адоптивные» ложи, в которые допускались женщины. Так, благодаря реформе, ложи окончательно приспособилось к существовавшему общественному и политическому строю Франции. Деятельность масонских лож свелась исключительно к делам благотворительности: помощи бедным, воспитанию сирот, поддержке инвалидов. В это самое время все европейское общество было охвачено единственным стремлением познать тайны духа и физического


мира. Преклонение перед мистическими загадками и тайнами захватывает в свою паутину таких представителей ученого мира как Им. Сведенборга. Французское общество, состоявшее главным образом из масонов, не было исключением из правил. Модное стремление познать тайны духа и физического мира пускает свои корни во Франции. Во многих масонских ложах изучается каббала, изощряется аллегорическое толкование символов. В ложах братья задались целью перевоспитать людей. В общем, энтузиазме люди стали докапываться до тайн мировых загадок, стремясь уловить смысл жизни, творчества и смерти. Благодаря этой своеобразной моде на все мистическое, в обществе наступает пора для размножения «самозванцев-мудрецов». Таких людей почитали за обладание алхимической мудрости и жизненного эликсира. Ловкие шарлатаны открыто смеялись над легко впечатлительными особами, создавая себе тем самым ореол «мага». Одним из наиболее уважаемых был граф Калиостро, снискавший славу в странах Европы , а также , другой его предшественник граф Сен-Жермен, известный в великосветских кругах французского двора, а также имевший благодетеля самого короля Людовика XV. Во Франции по-прежнему существовало 2 ложи: Великая ложа Франции и Великий Восток. Преследования со стороны властей улеглись, и это позволило ложам расширить штат своих «верноподданных». Благодаря этому число лож достигло 600 по всей Франции, количеством доходящим до 100 человек в каждой. Постепенно во Франции стали формироваться ложи, отнесенные по каким-то интересам, профессиональным признакам или объединенные каким-то научным исследованием. Во Франции близится революция. Какую роль при этом выполняло масонство? На этот вопрос существует не одна точка зрения. На участие масонства во французской революции указывает Джон Робинсон: «в масонских ложах развился зародыш пагубных начал разрушивших религию и нравы». Другой сторонник подобного мнения, отец Баррюэль. В своем 2-х томном издании он стремиться доказать, что масонский орден был главным виновником Великой революции. Вместе с тем "вольные каменщики" были как в стране революционеров, так и в стране контреволюционеров. На самых крайних позициях стояли такие масоны, как Дантон и Марат, а на другой стороне Местр и Тассен. Однако по утверждению большинства историков между распространением масонских идеалов и Французской революцией 1789 г. можно усмотреть лишь связь во времени, но отнюдь не причинно-следственную связь. Об этом говорят архивные материалы. В период французской революции деятельность лож фактически останавливается: ложи как бы погружаются в оцепенение, засыпают. Некоторые масоны эмигрировали на время, другие ушли в политические клубы. Немногие ложи были способны существовать в такое напряженное время. После смерти Робеспьера, масоны были так напуганы, что этот факт отбил у них на долгое время вести беседы с политиками. Одно занятие еще сохраняется в уцелевших ложах это сбор пожертвований на военное обмундирование. В после революционное время уцелевшим ложам удается сохранить верность католической церкви, однако новые порядки в стране вынуждают их заменить масонские праздники, выбросить названия святых и принять название «Республиканских лож Франции». Вместе с тем и эти масонские ложи вызывают подозрение у сторонников революции. Ложи были запрещены. Их место заняли народные общества, демократические по составу, открытые для всех и связанные с активным центром Якобинским клубом в Париже.

...

Tags:

Leave a comment
...

По мнению Дэп. Фрезера, непременное возникновение таких союзов в разных странах объяснялось как ритуальными соображениями, так и стремлением верхушечного строя рабовладельческой знати к обособлению от остального общества ради

 _fcksavedurl= <A HREF="http://ad.adriver.ru/cgi-bin/click.cgi?sid=27446&bn=2&bt=1&pz=0&rnd=1754724386" TARGET="_blank"><IMG SRC="http://ad.adriver.ru/cgi-bin/rle.cgi?sid=27446&bn=2&bt=1&pz=0&rnd=1754724386" NAME="Графический объект3" ALT="-AdRiver-" ALIGN=BOTTOM WIDTH=468 HEIGHT=60 BORDER=0></A>

усиления духовного и политического господства над ним. Господство это оправдывалось могущественной волей богов, толкователями которой являлись члены общества. Зачастую реальные тайны политической власти маскировались с помощью мистерий. В глазах основной массы людей, те, кто владел тайной, непосредственно мог обращаться с небесами, божествами. На них лежала печать избранности. И зачастую владение тайной позволяло "посвященным" занимать особое положение в обществе, оказывать большое влияние, получать доступ к богатству. Вместе с тем нельзя отрицать, что в "постижении истины" присутствовал исследовательский, творческий элемент. Так как в подобных обществах основной контингент составляли интеллигенция, люди талантливые, большого ума. Однако их деятельность не могла быть бескорыстной долгое время. Постижение истины не всегда осуществлялось во имя самого знания и его распространения. Очень быстро время диктовало свое: интеллект, ум, способности обращались к цели занять высокое положение в обществе, возвышение по иерархической лестнице, на обогащение. 1.2. Внешняя сторона Ордена Можно бесконечно перечислять на страницах истории различные секты, общества, которые рождались и умирали, вновь рождались… Однако, и по сей день, общество "каменщиков" занимает влиятельное положение. Если оно существует, значит, все эти долгие годы своего существования оно удовлетворяло человеческое общество, соответствовало его желаниям, и оставалось притягательным на разных исторических этапах. Чтобы понять это, надо обратиться как к внешней, так и внутренней стороне масонства. Внешняя сторона касается характера деятельности ордена, которая рассматривается в главах 2,3 его ритуалов, эмблем, законов, пропаганды идей. Внутренняя сторона заключается в масонской символике, в которой по утверждению Т. Соколовской "раскрывается вся сущность масонской организации: тайна, неразрывная связь каждого члена со своим обществом, наказуемость предателей, защита общества и отдельного его члена, широкая пропаганда масонских идей и борьба за масонские идеалы"[10]. Каждый символ имеет свое объяснение и вместе с тем практическое применение. Так, линейка и отвес символизируют равенство сословий. Угломер символ справедливости. Циркуль служит символом общественности. Наугольник по некоторым толкованиям означает совесть. Обыкновенный камень это грубая нравственность, хаос. Кубический камень нравственность обработанная. Молоток служит для обработки дикого камня, а так как он принадлежит мастеру, то служит одновременно символом власти. Лопатка снисхождение к слабости людей и строгости к самому себе. Ветка акации бессмертие. Гроб, череп, кости презрение к смерти; печаль об исчезновении истины. Одеяние членов масонской организации изображает в общем целом добродетель. Круглая шляпа символ вольности. Обнаженный меч карающий закон, символ борьбы за власть, козни злодеев, защиты невинности. Кинжал символ предпочтения смерти. Печатью масонства служит несколько эмблем. Самым распространенным является круг, в котором заключены два взаимно пересекающихся равносторонних треугольника, один из которых своей вершиной обращен вверх, а другой вниз. Это большая печать Ордена. Помимо этого существуют более простые печати, одной из которых служит шестиконечная звезда. Следует отметить, что на этих вышеперечисленных достаточно наивных символах масонства сущность его учения не исчерпывается. То, что, по словам профессора Уорда, в одном и том же символе может заключаться несколько значений "матрешка


в матрешке" важно для исследования масонской символики. Каждое значение как бы подготавливает своим присутствием следующее, по мере продвижения "ищущего" в масонской науке. Орден "вольных каменщиков" организация глубоко конспиративная и сохранение масонской тайны одно из основных правил братства. При вступлении в членство каждый дает клятву о неразглашении своей причастности к Ордену, своего посвящения. Вступая в масонский Орден, человек должен всецело и безраздельно принадлежать ему. Конечно, он остается гражданином своего государства, но, прежде всего он масон. Вступление в орден предшествует сложный ритуал посвящения. Таким образом, каждый масон "принимая на себя обязанность беспрекословного подчинения должен без раздумий и колебаний, только в интересах Ордена принести все жертвы, пойти на страдания и смерть за масонские идеалы, сохраняя тайну и верность ордену. Девиз каждого масона "Будь готов!" (из Конституции Великой ложи Франции). К внешней стороне масонской культуры, как я отметила выше, причисляется пропаганда идеи. Любая масонская ложа должна служить центром пропаганды. Масоны незаметно вливаются в повседневную жизнь, они не могут уйти от обыденной жизни, т.к. они все же остаются гражданами свей республики и поневоле вынуждены в ней жить и работать. Один из масонских авторитетов, Пикколо Тигр так поучает братьев в своей книге: "Старайтесь под любым предлогом проникать в разные общества, имеющие своей целью торговлю, промышленность, музыку, искусство; собирайте "ничего не разумеющие стада" во главе пастыря, хорошо аттестованного и доверчивого человека". Масонство действует путем медленного внушения, подготовляя к принятию масонского учения. Священная обязанность каждого ее члена в том, чтобы "светом царственного искусства просветить всю Вселенную". Здесь можно увидеть, как иудейский семисвечник и Библия соседствуют с греческими колоннами и космогониной Египта. Инструменты каменщического ремесла переплетаются с геральдикой рыцарства мечом и кинжалом. Обстановка в ложе напоминает чем-то музей, чем-то театр, в котором свален реквизит сразу нескольких пьес. Однако факт существования такого инструментария, орудия масонского учения и по ниши дни остается фактом. Со своими лопаткой, циркулем, треугольником, костями, гробом, свечкой и другими атрибутами масонских церемоний братья не расстаются веками. В чем состоит успех такого применения? К этому вопросу можно найти свое объяснение. Своими ложами масоны объединяют людей, не только граждан одной страны, но зачастую людей различных верований, национальностей, разных вкусов. Поэтому реквизит масонства так специально условен, нарочит-то символизирован. Отсюда он кажется несколько наивным. К примеру, «...для того чтобы почувствовать Христа своим, новообращенные африканцы изображают его на своих «фигурках» черным, то здесь каждый может отыскать свое» (Замойский, 91). Отсюда сущностное значение масонской символики в том, что она рассчитана на неоднозначное толкование, она представляет двусмысленный характер. Так, представим себе лестницу масонства, которая масонской символикой изображена как «лестница о семи ступенях, ведущей в храм царя Соломона». Каждый раз, посвящаемый в масоны, видит «лестницу совершенства» в разных ракурсах. Родин ставит перед собой благородные цели, продиктованные заботой о людях. Другой, вступая в ложу, стремится обзавестись выгодными связями, которые могли способствовать его профессиональному успеху, высокому общественному положению. На этот счет, известный

 _fcksavedurl= <A HREF="http://ad.adriver.ru/cgi-bin/click.cgi?sid=27446&bn=2&bt=1&pz=0&rnd=1754724386" TARGET="_blank"><IMG SRC="http://ad.adriver.ru/cgi-bin/rle.cgi?sid=27446&bn=2&bt=1&pz=0&rnd=1754724386" NAME="Графический объект4" ALT="-AdRiver-" ALIGN=BOTTOM WIDTH=468 HEIGHT=60 BORDER=0></A>

масонский идеолог Дт. Уорд отмечает, что «...совмещение «высокого и низкого» в интерпретации масонских целей кажется несколько произвольным». Здесь заключен секрет жизненности. Исторически масонство вобрало немало людей благородных, самоотверженных, талантливых и гениальных. Часто это происходило в периоды антифеодальных революций, войн за независимость, ломки старого, приобретения сторонников. Однако для будущности масонства такая «шахматная» черно-белая природа, двуликость, многозначительность имела иное толкование. Здесь были запрограммированы как светлые, так и темные стороны, причем последним «низким поступкам» братьев всегда находились оправдательные объяснения: их средства к достижению успеха диктовались высшими соображениями. 1.3. Внутренняя сторона Ордена. Другой вопрос, касаемый не менее важного аспекта нашего исследования относится к изучению внутренней стороны масонской традиции. Внутренняя сторона сосредоточена на глубоком символизме, которым пропитано все масонское учение. В работе я уже отмечала, что в масонстве достаточно широко использованы мифология, знаменитые личности, положившие основу масонскому учению. Однако то, что касается сердцевины масонских верований, требует глубокого и осмысленного изучения. Главное божество «каменщиков» представлено «великим архитектором Вселенной». Здесь у исследователя непременно возникают вопросы относительно такой масонской трактовки главного божества. Вопрос об установлении такого имени затрагивает проблему кому поклоняться, во что верят строители «Храма Соломона». Лишь немногие знают зашифрованный вариант этого имени. По утверждению Ст. Найта (Knight S. Op. cit p 233) «две трети масонов и сами не могут ответить на вопрос об истинном характере собственного бога, Великого архитектора. Эти сведения сокровенные. Они раскрываются лишь по мере продвижения масонов по иерархической лестнице, в зависимости от степени духовного просвещения каждого из членов братства. В различных религиях мира во главе ставится какое-то божество, верховный правитель всего, Бог, Творец и т.п. Например, в православии Бог представлен в 3-х лицах: Бог-отец, Бог-сын, (Иисус-Христос) и Святой Дух. В масонском учении божество истолковывается как нечто «имеющее значение всего», под этим нечто и представлен Великий Архитектор Вселенной. На самом деле в масонском уставе запрещено произносить имя божества «всуе», может быть вследствие этого смысл его остается нераскрытым, и потому в силу этой нераскрытости возможны различные версии его толкования. Многие исследователи часто задают один и тот же вопрос, а соотносимо ли масонское учение с христианством. По мнению Ст. Найта «оно несовместимо с христианскими религиями. Одно лишь связывает их вместе это наличие религиозной основы у того и у другого». Для того чтобы полнее представить себе Масонское Верховное Божество, а также выявить истоки происхождения системы разделения на привилегии (в масонской иерархической лестнице) следует обратиться опять же к мифологии. Главный миф масонского учения повествует историю строительства Храма Соломона (см. Приложение). Интересом для масонов служит принцип строительства, руководит которым Адонирам. Принцип этот значим тем, что армия строителей общей численностью 180 тыс. рабочих были разделены согласно их профессии, способностям. Умениям, на цеха, во главе которых стояли отобранные управляющим мастера. Прежде чем начать интересное повествование истории строительства Храма Соломона, я бы хотела рассказать о Дионийских Архитекторах,


которых царь Соломон использовал в строительстве своего храма. Данная строительная организация почиталась не только своим превосходным умением возводить храмы, но и тем, что в основе их философии относительно строительства лежали принципы симметрии, выводимые из пропорций, установленных Природой, между частями и членами человеческого тела, применительно только к архитектуре. Начнем с того, что Дионийские Архитекторы считались наиболее почитаемыми братством ремесленников в древнем мире. Эта организация состояла исключительно из посвященных в культ Вакха-Диониса, которые посвятили себя науке строительства и искусству украшения зданий. Им поручалось проектирование и возведение наиболее важных общественных зданий и монументов. По общему убеждению, Дионийские Архитекторы обладали сокровенными знаниями науки архитектоники, вместе с тем они столь тщательно хранили секреты своего мастерства, что лишь небольшие фрагменты остались от их эзотерического учения. Так по утверждению Дт. Вайса, «Дионийские Архитекторы появились не позднее 1000 лет до Рождества Христова. У них существовали специальные знаки для распознавания друг друга. Богатый должен был помогать бедному. Все члены состояли в коммуне под управлением Мастеров (начальников). Ежегодно Орден давал фестиваль (в том городе, где он находился). Их церемонии считались священными. По всеобщему мнению, у членов Ордена были средства сообщения со всем известным тогда миром, и от них, без всякого сомнения, произошли гильдии Странствующих Масонов, ставших известными в средние века в Англии» (см. дальше). Дионийские Архитекторы распространились по всему региону Малой Азии, достигли Египта и Индии (на это свидетельствует историческая справка). Они утвердились почти во всех странах Средиземноморья и с возникновением Римской империи проникли в Центральную Европу и даже в Англию (см. дальше). Одним из наиболее блестящих представителей данной организации был Витрувий (Всемирная история, Т.II, С.661). Он известен как автор «Десяти книг об архитектуре», а также как создатель «достижений строительной техники». В различных разделах своего труда Витрувий делает намеки на философию лежащую в основе Дионийской концепции, принципов симметрии (см. Приложение). На что указывает свидетельства многих авторов. Сооруженные Дионийскими Строителями здания и в самом деле были «проповедью в камне». Даже непосвященные, которые не были способны оценить космические принципы, заложенные в этих произведениях человеческого гения и мастерства, переполнялись чувством величия и симметрии, возникшим из совершеннейшего соотношения между колоннами, сводами, арками и купалами. Варьируя размеры, материалы, расположение украшений и цвета, строители преследовали цель вызвать в наблюдателе определенную чувственную или эмоциональную реакцию. Высшее устремление Дионийских Архитекторов заключалось в постройке зданий столь гармоничных, сколь гармонична сама Природа. Они верили, что сооруженное подобным образом здание не будет подвержено разрушительному влиянию времени. И как логическое следствие такого философского подхода такое здание, находящееся в полном согласии и слиянии с космосом станет оракулом (местом, где предсказывают сказания Божества). Согласно исследованию Жозефа де Косты, «дионийские ритуалы имеют свое происхождение из астрономии». Согласно его точки зрения, посвященные этого ордена, совмещали свое строительное искусство с астрономическими принципами. Так многие воздвигнутые здания были основаны на геометрических структурах,

 _fcksavedurl= <A HREF="http://ad.adriver.ru/cgi-bin/click.cgi?sid=27446&bn=2&bt=1&pz=0&rnd=1754724386" TARGET="_blank"><IMG SRC="http://ad.adriver.ru/cgi-bin/rle.cgi?sid=27446&bn=2&bt=1&pz=0&rnd=1754724386" NAME="Графический объект5" ALT="-AdRiver-" ALIGN=BOTTOM WIDTH=468 HEIGHT=60 BORDER=0></A>

заимствованных в звездном небе; отсюда храм мог быть спланирован или согласно созвездию Пегаса или Весов. Вместе с тем многие символы и терминология дионийской гильдии произошли по большей части от элементов архитектуры. Интересным научным фактом служит то, что Дионийские Архитекторов, будучи язычниками по вере, принимали участие в возведении ранних христианских аббатств и соборов, чьи древние стены до сих пор несут в себе символы этих просвещенных строителей (к этому факту склоняются многие авторы истории масонства). Такие строительные инструменты как циркуль, угольник, линейка, деревянный молоток можно увидеть над входом церквей Старого Света или искусно изображенными на фресках. И в наши дни порталы Собора Нотр Дам, содержат в себе великую тайну. Большинство из них было разрушено во времена Французской революции, однако уцелевшие части, в частности барельефы, указывают на изображение розенкрейцеровских (см. дальше) и масонских эмблем. Следом Дионийских Архитекторов является также пол в современных масонских ложах. Он представлен в виде черно-белой шахматной доски. Таким образом, пол несет в себе прежнюю символику, выросшую из метафизических доктрин античного общества. Помимо оперативного аспекта организации Дионийских Архитекторов, масонство вобрало в свое учение их спекулятивный философский код. Здесь человечество рассматривается как грубый необработанный камень, добытый из недр Природы. Этот грубый блок является истинным приложением труда искусных камнетесов, которые ровняют, шлифуют, полируют его, превращая в прекрасное произведение искусства. Так же как и Дионийские Архитекторы, Масоны почитают Божество под маской Великого Архитектора, а также мастера-ремесленника, «который добывает грубые валуны в полях пространства и обтесывает их во вселенные». Исследования истоков масонского символизма свидетельствуют, что истоки масонской идеологии прослеживаются в древности, отсюда масонские ритуалы, символы должны сохранять многое от различных сект, обществ и институтов, через которые масонство прошло, прежде чем принять современный вид. Поэтому мы встречаем в масонстве то, что я указала раньше, индийские, египетские, еврейские и христианские идеи, символы и термины. Однако больше всего масонство «обязано» Дионийским Архитекторам, их культу, благодаря которому было заимствовано огромное количество символов и ритуалов архитектурной науки. По мнению Чарльза Хеккретона от этих древних и просвещенных ремесленников «воспринято наследство» незавершенного Храма Цивилизации громадной невидимой структуры, над которой инициированные строители трудились со времени основания их братства (см. раздел Строительство Храма Соломона). В данном разделе начнем наше повествование с уяснения личности царя Соломона, тем божеством коим он представлен масонской мифологией. Из того свидетельства, что на нашем пути исследования масонства мы постоянно встречаемся и будем встречать упоминание о царе Соломоне, следует то, что этот человек и его деяния является важным для масонского символизма. Как показывает «Всемирная История» (Т.II, С.503) «царь Соломон, сын Давида, был человеком острого ума, патриотом свей страны, который многое сделал во благо своего народа». Так вот этот самый царь, согласно Библейскому писанию решил построить храм, «коему равных бы не было в мире». Масонская легенда о строительстве Храма Соломона сильно расходится с версией Библейского писания, особенно в том, что касается Хирама. Согласно Писанию, Мастер вернулся в свою страну, после


завершения строительства. Однако в масонской аллегории он был убит. Однако по объяснению. Масонских идеологов, исторические детали не так уж существенны, здесь важна не история, а стоящая за ней аллегория. Отсюда рождена новая легенда о Мастере-Строителе, придуманная масонами (А. Уайт, Новая энциклопедия масонства). Хирам, как Мастер-Строитель, разделил рабочих на 3 группы, которые именовались Входящими Подмастерьями, Товарищами Ремесленниками и Мастерами Каменщиками (Мастерами Масонами). Каждой группе были присвоены отличительные знаки, слова и правила, с помощью которых можно было быстро определить принадлежность работника. Чтобы работа была сознательной, Адонирам знакомил работников с познаниями избранных мудрецов, предлагая им символы и изъясняя их; степень познания была соразмерна степеням Ученика, Подмастерья и Мастера. Однако согласно легенде, некоторые работники остались недовольны своим положением, они претендовали на более высокое жалованье. Наконец, трое товарища, ремесленника решили силой выведать у Хирама пароль, возводящий в степень Мастера. Подкараулив Хирама и получив в ответ отказ на требование открыть слово Мастера, разбойники убили его линейкой, циркулем, молотком. Тело погребли под горой Мория, где на могиле посадили ветку акации. Узнав о гибели своего помощника, Соломон пришел в великую печаль, повелел найти тело Великого Мастера. В знак невиновности в убийстве, работники явились в белых перчатках. Тело было найдено, однако мастера из боязни, что древнее слово уже потеряло значение, решили его заменить первым, которое будет кем-либо из них произнесено при открытии тела погибшего Мастера. В то мгновение, когда они увидели тело, раздался возглас присутствовавших: «Плоть от костей отделяется», другими словами «Макбенак». Это-то выражение и было принято отличительным словом мастерской степени. После смерти архитектора Соломон решает взять на вооружение принципы организации Хирама. Они нужны для создания всемирной организации строителей символического «храма Соломона». Так итальянский автор Франкогоччи в своей книге говорит о том, что Соломон утвердил корпорацию, избранных, которая, находясь на службе у Бога и царя, является инструментом порядка и исполнения справедливости (Francocci, op.113). Наилучшим образом информированные масонские авторы понимали, что Храм Соломона есть представление в миниатюре Вселенского Храма, достижение которого практиковалось «вольными каменщиками». А.Е. Уайт по этому поводу писал: «Храм является макрокосмическим по своему характеру, так что храм есть символ всей Вселенной, тип манифестации самого себя». Таким образом, с точки зрения тех, кто считает масонство результатом продолжения деятельности секретных обществ архитекторов и строителей, которые в течение столетий объединялись в замкнутую касту мастеров-ремесленников. Хирам-Абифф был Великим Мастером не только города Тира, но и всего масонского учения. Как известно их философия лежала в использовании в пропорциях и украшениях храмов, дворцов, мавзолеев, крепостей и других общественных зданий. Каждому работнику давался пароль (иероглиф), которым он отмечал камни, укладываемые в здание с тем, чтобы показать грядущему поколению, что таким образом он посвятил Великому Архитектуру Вселенной совершеннейший «продукт» своего труда. Здесь можно привести утверждения историков, что подобными знаками (иероглифами) отмечены многие памятники архитектуры, сохранившиеся до нашего времени: римские стены, греческие храмы, камеры Великой Пирамиды,

 _fcksavedurl= <A HREF="http://ad.adriver.ru/cgi-bin/click.cgi?sid=27446&bn=2&bt=1&pz=0&rnd=1754724386" TARGET="_blank"><IMG SRC="http://ad.adriver.ru/cgi-bin/rle.cgi?sid=27446&bn=2&bt=1&pz=0&rnd=1754724386" NAME="Графический объект6" ALT="-AdRiver-" ALIGN=BOTTOM WIDTH=468 HEIGHT=60 BORDER=0></A>

подземные стены Иерусалима, а также руины в Англии, Франции, Шотландии, Германии и других странах. Отсюда легенда о Храме предстает перед нами как сосредоточение божественных Секретов Архитектуры в пропорциях земных строителей. Подводя итог всему вышесказанному, я еще раз хотела бы подчеркнуть, что наследие масонства бесценно для человечества (как и любое другое учение, основанное на нравственно-этических началах). Прежде всего, оно становится бесценным при изучении своих философских символов, большинство из которых восприняло в себя учения мудрецов античности: мистиков, теософов, алхимиков. Ритуалы и символы имеют существенное значение для уяснения масонской организации и преследуемые масонством целей. И масонские ритуалы, и масонские символы в наше время продолжают быть актуальными благодаря тому, что они были рождены боговдохновенными мыслителями и мудрецами античности. Многие науки и искусство внесли свой вклад в развитие масонского символизма. Следует отметить, что масонская идеология не была чем-то исключительным, из ряда вон выходящим. Те же самые этические начала являлись принадлежностью и других многих нравственных учений. Однако, как и в любом учении, здесь присутствует какая-то изюминка, та своеобразность, непохожесть масонства заключается в том, что оно проводило в жизнь свои гуманитарно-философские идеи, воплощая их в целый ряд символов и обрядов. В своем кратком перечислении обрядности "вольных каменщиков", я не задавалась целью проследить полностью возникновение обрядов, зарождение символов и их развитие, так как это представляет сложную задачу, требующую специальных знаний по античности. Прежде всего, я попыталась акцентировать внимание на той обрядности и символике более значимой, характерной для масонства. Конечно, следует отметить, что все философские течения, шедшие параллельно с масонством, старались своим учением украсить жизнь человека, отвлечь его от жизненной рутины, быта. Но в них находились свои как положительные, так и отрицательные качества. Так обстояло и в масонстве. В чем проявились эти отрицательные свойства учения, к чему они привели, составляет вопросы изучения в последующих главах данной работы. И именно на этой кульминационной точке завершения главы я бы хотела привести слова масонского идеолога, профессора Уорда: "Масонство представляет университет вселенского масштаба, в котором учат свободным наукам и искусствам души тех, кто раскроет им свои сердца. Его кресла обиталище мудрости, его столпы поддерживают своды универсального образования, их чертежные доски заполнены вечными истинами всех веков и на тех, кто понимает их священную глубину лежит столь долго искомый ключ к тайнам, которые человечество стремилось раскрыть со времени возникновения человеческого разума". В следующих глава я хочу рассмотреть фактическую историю возникновение ордена, а также деятельность масонских организаций в ряде стран Запада, там, где оно было наиболее влиятельно, оказало существенное влияние на общественную жизнь в том числе и в России. Сравнивая, выявляя общее и особенности, мы глубже поймем суть масонских идей. 2. Масонство на Западе 2.1. Английское оперативное масонство. В эпоху средневековья дворцы и соборы строились десятилетиями, а то и на протяжении столетия. Так, собор Св. Петра в Риме строился 68 лет, Кельнский собор 632 года. При таких темпах работы камнетесам, каменщикам, архитекторам приходилось постоянно жить вблизи построек. Такое расположение вещей явилось причиной возникновения строительных
артелей.

...

Tags:

Leave a comment